Встречи рабочих групп не приведут к определению статуса Каспия


Роман Темников.

Ни встречи рабочих групп, ни будущий саммит глав прикаспийских государств не приведут к прорыву в решении основного вопроса – определения статуса Каспия, сказал во вторник в интервью Новости-Азербайджан политолог Тофик Аббасов.

Специальная рабочая группа по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря собралась во вторник в Москве на 29-е заседание на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств

«Если связывать надежды с каким-то большим шагом, то снова нас постигнет большое разочарование от встречи рабочих групп. К примеру, сейчас в Москве проходит очередная встреча рабочей группы, но все, что ее предваряло, никак не внушает оптимизма насчет прорыва. Безусловно, будут какие-то наработки, но ничего особенного. Что же касается будущего саммита глав прикаспийских государств, то к нему будут рассмотрены лишь отдельные части из общего контекста. Но все что касается базового вопроса – определения правового статуса Каспия, то до этого еще очень далеко», — заявил Аббасов.

К тому же, как полагает политолог, милитаризация водного бассейна также идет своим чередом.

«Это говорит о том, что каждая из прикаспийских стран делает то, что считает необходимым делать. А необходимым является защита собственной безопасности, защита водной акватории, объектов хозяйствования на море. Судя по тому, как к этому процессу подключается большая ресурсная база, финансовые средства, мне не верится, что сейчас общий фон способствует созданию доверительной базы для выработки решений», — отметил Аббасов.

По его словам, в данном вопросе Россия и Иран опять настаивают на том, что есть вопросы, которые необходимо решать на основе общего консенсуса всех пяти сторон.

«Но если конкретно говорить о прокладке Транскаспийского газопровода и нефтепровода, то Россия и Иран выказывают свое недовольство, обосновывая это тем, что Каспий – уникальный водный бассейн, и необходимо позаботиться о сохранении редких видов рыб и т.д. Но наличие коммуникационных линий под водой вдоль береговых линий национальных секторов говорит о том, что заявления Москвы и Тегерана не выдерживают критики. Получается, что вдоль своих береговых линий проводить коммуникации можно, и это никак не мешает биоресурсам Каспия, а в случае, когда речь заходит о прокладке коммуникаций между национальными секторами на Каспии, к примеру, соединить восточный берег с западным, то это, оказывается, может перевернуть все вверх дном. То есть, тут прослеживается надуманность данного тезиса, и связано это с тем, что борьба за энергетические маршруты носит жесткий характер, и тут Россия никому уступать не намерена, дабы сохранить энергетическую зависимость Европы от себя», — подчеркнул Аббасов.

Касаясь периодически высказываемых сторонами оптимистических заявлений по поводу скорого решения проблемы правового статуса Каспия, то, как уверен политолог, этот оптимизм направлен, прежде всего, на продолжение встреч рабочих групп и различных комиссий пяти прикаспийских стран.

«То есть, не прерывается сам процесс, что и дает пищу для оптимизма. Стороны высказываются в том духе, что надо продолжать переговоры за столом, надо постоянно встречаться, а все, что касается решения главного вопроса – статуса Каспия, то до него еще далеко. Ведь на пути решения главного вопроса еще предстоит развязать много узелков», — резюмировал Аббасов.

Статус Каспийского моря регулировался договорами 1921 и 1940 годов между Советским Союзом и Ираном. Переговорный процесс по установлению нового правового статуса продолжается до сих пор, ряд стан заключили двусторонние соглашения.

В июле 1998 года между Казахстаном и Россией были заключены соглашение о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование, а в мае 2002 года — протокол к данному Соглашению. 29 ноября 2001 года и 27 февраля 2003 года заключены соглашение между Казахстаном и Азербайджаном о разграничении дна Каспийского моря и протокол к нему соответственно. Также между Казахстаном, Азербайджаном и Россией 14 мая 2003 года заключено соглашение о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря.

В свою очередь, Иран предложил разделить море на равные части (каждой стороне по 20%). Азербайджан отказался от такого принципа раздела моря — в этом варианте третья часть каспийской территории Азербайджана переходила бы под юрисдикцию Ирана.

Прибрежные государства в ноябре 2003 года в Тегеране подписали Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря.

Источник -Новости-Азербайджан

Эрдоган является сопредседателем проекта «Большой Ближний Восток»

Гюльнара Инандж.

Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с экс-генеральным директором Министерства промышленности и торговли Турции (1994 -99 гг.), автором книги «Затопленные Западом», политологом Бюлентом Эсиноглы (Bülent Esinoğlu).

— Председатель Партии справедливости и развития (АКП) Турции Реджеп Таййып Эрдоган первую встречу после выборов провел с главой Палестинской автономии Махмудом Аббасом. Вероятно, этот шаг можно расценить как напор во внешней политике третьего периода правления АКП на Палестинскую проблему в ближневосточной географии?

— О том, что внешняя политика АКП прикрывается внешней политикой США, можно проследить во многих заявлениях министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу.
Даже западная пресса опубликовала статьи под заголовком «Стратегическое видение Ахмета Давутоглу» (Ahmet Davutoğlu). 20 марта 2010 г. Давутоглу в личном Интернет сайте turkmeneli.org сам писал об этом.

Это есть часть проекта США «Большой Ближний Восток» (ББВ). Премьер-министр Эрдоган неоднократно заявлял, что является сопредседателем ББВ: «Нам был дан этот пост, и я несу его». Мало того, он гордится совместным руководством ББВ вместе с Соединенными Штатами. По причине антиамериканских настроений, возникших в турецком обществе после вторжения США в Ирак, эта тема немного умалчивается. Даже идентификация ситуации на Ближнем Востоке с сопредседательством проекта ББВ — тоже отражение этого подхода. США находятся на Ближнем Востоке из-за двух стержневых причин.
Первое — безопасность энергоресурсов и сырья, второе — гарантия безопасности Израиля. На самом деле, безопасность Израиля и есть безопасность энергоресурсов.
Если немного приоткрыть завесу над особенностью этой безопасности, то можно заметить, что для Вашингтона более важно не допущение своих оппонентов к этим ресурсам, нежели собственная потребность в этих энергоресурсах. То есть, важно закрыть пути обеспечения своих энергетических потребностей Китаю. Есть три основных фактора, угрожающих этой безопасности. Первое — суннитская консервативность Саудовской Аравии и арабских стран, и шиитское противостояние этой консервативности. То есть, межмазхабное противостояние на Ближнем Востоке. США на стороне суннитов, арабов и турков. Точнее, интересы Вашингтона вынуждают к этой позиции. Подобная ситуация с мазхабами на Ближнем Востоке станет основной причиной войн в регионе. США расколют регион на основе мазхабов и спровоцируют военное противостояние. Белый Дом на Ближнем Востоке использует суннитский консерватизм как идеологическое оружие.
Вся политика и стратегия Вашингтона построена на противостоянии суннитского консерватизма против шиизма. В этом смысле, прикрытие турецкой внешней политики американской внешней политикой естественно.
Правительство Турции на палестинский вопрос также смотрит через это идеологическое окно. Для них поддержка суннитских лидеров в том же Ливане абсолютно естественна.
На этом этапе позиция турецкого правительства в палестинской проблеме заключается в поддержке Дорожной карты, предложенной Махмудом Аббасом.
Это означает создание зависимого от Израиля Палестинского государства. АКП поддерживает такое Палестинское государство.

— Тем временем премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил о намерении его страны в улучшении отношений с Турцией. В Швейцарии на уровне МИД двух стран ведутся переговоры. Какие вопросы являются приоритетными в отношениях между Израилем и Турцией на данном этапе?

— В действительности, никогда правительство Эрдогана не ухудшало отношений с Израилем. Торговля постоянно росла. Выступление Эрдогана вроде “One minute” в Давосе было состязанием: «Я лучший защитник интересов США, нежели Израиль».
Торговые, экономические, военные и политические отношения между Турцией и Израилем всегда были и никогда не прекращались. Даже тогда, когда была видимость ухудшения отношений, торговля между странами продолжала расти. Турецкие военные пилоты продолжают обучаться в Израиле. Холдинговые медиа в Турции моментально вмешиваются в любой возможный маломальский раскол между Турцией и Израилем.

Партнерами самых крупных инвесторов Турции являются евреи, или сами евреи являются хозяевами холдинга. Самые крупные и влиятельные члены и руководители Объединения турецких промышленников и предпринимателей ( TÜSİAD) — евреи.

Как часть ББВ, планируется сначала отдаление Сирии от Ирана, и ее раскол. Этот проект существует для усиления безопасности Израиля. Косвенно, место Израиля и Турции рядом с США. Это должно быть признано без плутовства: эмоциональные заявления, озвучиваемые временами, полностью направлены на внутреннюю политику. Потому что турки мусульмане, согласно исламским учениям, не любят евреев и Израиль. Но тем временем не упустят торговлю с ними.

Может быть, этот Ислам мы можем обозначить как Кальвинистский. Суннитский Ислам имел торговые отношения с Израилем и евреями на самом высоком уровне.
Сунниты купцы свои теплые отношения с евреями всегда скрывали от широкой общественности. Заявление Нетаньяху тоже нацелено на поддержание вышесказанного.
Взаимоотношения Турции с Саудовской Аравией, с этой точки зрения, тоже находятся на самом высоком уровне. Саудовская Аравия для вооружения «Братьев мусульман» в Сирии оставляет открытыми карманы Турции. Иначе во время кризиса не поступало бы столько «горячих» денег с Запада. Саудовская Аравия всегда поддерживала Эрдогана.

— Министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман уделяет особое внимание взаимоотношениям с мусульманскими странами. Какую позицию занимает Турция в этом списке?

— Израиль имеет хорошие отношения с суннитскими арабскими странами, с шиитскими – сложные. Это самое слабое звено израильской политики. Все ближневосточные войны исходят от этой причины. Турция тоже расценивается в рамках этой политики. Если бы турецкие мусульмане не были суннитами, то у Турции не было бы таких тесных связей с США и Израилем.

— Для снятия блокады сектора Газы ведется новая кампания «Free Gazza», против которой выступает Израиль. Почему Турция так упорно, и еще сразу после выборов, идет на эту игру?

— Израиль для своей безопасности хочет иметь Газу под своим контролем. Турция, на словах якобы защищая тамошних мусульман, играет на внутреннюю политику. На самом деле Эрдоган не имеет собственную ближневосточную политику. Он полностью зависим от американской политики. Для начала нужно посмотреть, что намерены сделать США и Израиль в Газе.

— Как влияет на внутреннюю и внешнюю политику Турции ее членство в НАТО?

— В дальнейшем США не будут напрямую участвовать во вторжении на Ближний Восток. Будут использовать НАТО, как международные силы, для придания законности своим действиям, или для демонстрации законности, будут вторгаться с помощью НАТО. Экономическое положение США не позволит самостоятельно нести новые войны. Эта миссия будет переложена на страны НАТО. США это нужно для реабилитации своего имиджа.
НАТО есть инструмент в испытании и трансформации Турции. Это не имело никакой пользы для Турции, кроме того, как натравливать ее против других стран.

— События в Магрибе, особенно Сирии, еще более увеличили растущее за последние годы влияние Турции в регионе. Каким видится миротворческая роль Турции в регионе?

— Насколько США будут миротворцами в регионе, настолько и Турция. Что касается последних заявлений премьер-министра Эрдогана относительно Сирии и Ливии, то они состоят из того, что хотел бы сказать Вашингтон.

— США призвали Турцию не закрывать границу для сирийских беженцев. Какие планы преследуют Соединенные Штаты в Сирии?

— В основе намерений США лежит раскол Сирии на три части. Но как показывают наблюдения происходящих процессов, Сирия будет сопротивляться этому.
Есть желание немного продлить подготовительный процесс. Если протестующие силы в Сирии еще немного укрепятся, то произойдет вторжение посредством НАТО. Пока еще внутренняя ситуация в Сирии не готова. В США заявляют, что пока еще не известна позиция России в этом вопросе. Но прекрасно знают, в чем заключается позиция Москвы в отношении Сирии.
Такое положение создает необходимость для подготовки турецкого общества. Еще все немного смутно. США пока сделали шаг назад. 6 тыс. сирийских беженцев из 20 тыс. вернулись обратно. Вроде пока президент Асад остудил внутренние волнения.

— В конце июня лидер ФАТХ Махмуд Аббас посетил Баку. Израильские источники сообщают, что во время визита основной упор делался на признание Азербайджаном независимости Палестины.

— Создание Палестинского государства — очень важный шаг, требующий поддержки. В этом смысле открытие в Баку палестинского посольства — положительный шаг. Если даже созданное Палестинское государство будет зависимым, все ровно это позитивный этап. Необходимо прожить этот период. В этом смысле все государства должны быть искренни в своей поддержке Палестины. Также палестинцы должны отойти от раскола в обществе и объединиться. Их спасение в объединении. Во всяком случае, так думает турецкое общество.

-Как отразится признание независимого Палестинского государства в региональной политике Ближнего Востока?

— Создание Палестинского государства под контролем Израиля есть не что иное, как мертворожденный ребенок. Но все-таки думаю, что это тоже есть определенный этап.

— Тем временем прошла информации о планах США обосновать военные базы в Каспийском регионе…

— Думаю, что Ракетный Щит, который будет размещен в Турции, не оставляет необходимости для создания военных баз в прикаспийском регионе.
Если учесть, что американская экономика трещит по швам, то думаю, что решение этого вопроса Ракетным Щитом есть разумный шаг для США.
Будет ли реализован Ракетный Щит, или нет, связано с военной операцией США против Ирана. Не могу сказать, Соединенные Штаты учитывают ли издержки нападения на Иран, или нет. Но все-таки думаю, что Вашингтон сделает все возможное для окружения России и Китая.

http://novosti.az/expert/20110718/296186674.html

Являются ли те же самые турки и армяне, которые только вчера были неразлучны, врагами сегодня?

приводит статью Мехмета Фатиха Озтарсу, опубликованную в турецкой «Today’s Zaman», со значительными сокращениями:

Турция, которой стало известно о чувствительности в связи с армянским вопросом во всем мире через нападения Армянской секретной армии освобождения Армении (АСАЛА), по-прежнему не подготовлена каждый год в отношении того, как сформировать свой подход к событиям 24 апреля. Читать далее «Являются ли те же самые турки и армяне, которые только вчера были неразлучны, врагами сегодня?»

Факторы устойчивости этнической идентичности азербайджанцев в советский период

Алиага Мамедли

Во второй половине XX-го столетия в мире наметились процессы, характеризующиеся всплеском более глубокого осознания людьми своей этнической идентичности. Одним из вопросов, привлекающих внимание исследователей при изучении этнической идентичности, является выявление факторов, во многом определяющих устойчивость идентификационных процессов у представителей той или иной этнической общности. Эти факторы, обусловливая устойчивость этнической идентичности, довольно часто выступают в роли катализаторов этнической мобилизации, характерной для эпох, когда происходят кардинальные изменения в социально-политической, экономической и культурной жизни государств или даже целых регионов. При этом, как отмечают некоторые исследователи, для этнической мобилизации характерно синхронное протекание двух современных процессов, имеющих разнонаправленный характер- глобализации и индивидуализации. С одной стороны, происходит утверждение глобального менталитета за счет повсеместного, едва ли не универсального распространения сходных черт, стандартов и норм образа жизни, приобщения к общечеловеческим ценностям мышления и поведения. С другой стороны, набирает обороты тенденция, в ходе которой народы реализуют свое стремление к утверждению своей идентичности, за счет сохранения и культивирования своей самобытности, что порой приводит к обособлению или даже изоляции [9].
В последние годы особое внимание исследователей привлекает такой аспект формирования этнической идентичности, как появление у индивида чувства неизменности и устойчивости этнических характеристик – этнической константности [46, 11-30], т.е. суммы постоянных явлений традиционной культуры, сохраняющих свою устойчивость на протяжении длительного исторического периода. По мнению этих ученых, этнические константы, утверждаясь в сознании индивида в подростковом возрасте, завершают собой как формирование этнической идентичности, так и процесс поэтапного осознания неизменности основных психосоциальных характеристик. Тем самым, формирование этнической константности протекает аналогично процессам усвоения постоянства половых и расовых признаков — сознательное отнесение себя к определенному этносу и использование этнических ярлыков происходит раньше, чем ребенок начинает осознавать константность этнических характеристик.
По мнению С.Лурье этнические константы составляют содержание центральной зоны этнической культуры [18]. Понятие центральной зоны было введено американскими исследователями Э.Шилзом и С.Эйзенштадтом. По их мнению, центральная зона этнической культуры предстает как некое детерминирующее все культурные проявления этноса устойчивое ядро [41]. По всей видимости, именно это ядро или центральная зона представляет собой первичный слой психологической адаптации человека, который является важным элементом этнической культуры, как защитного механизма этнической общности. В основе этого механизма лежат внутренние системообразующие связи, присущие этносу как природно–социальной целостности и обеспечивают его воспроизводство и выживание. К ним можно отнести- форму расселения и адаптацию к природной среде, способы воспроизводства численности и поддержания возрастной структуры, уровень внутриэтнической сплоченности и устойчивости первичных коллективов (родовые структуры, сельские общины, городские коммуны) [4, 17-41].
Есть основания полагать, что формирование этнической константности происходит не только в процессе социализации личности, но и в отдельно взятые исторические периоды у достаточно зрелых людей под воздействием тех или иных социально-политических факторов. К таким периодам в жизни азербайджанского этноса можно отнести советский период, охватывающий 70 лет с 1920 по 1990 годы, когда власти прилагали немалые усилия для размывания этничности, и советское государство насильно формировало во многом деэтнизированную социальную общность под названием советский народ. Именно как реакция на эти процессы накануне распада СССР среди большинства этносов страны наблюдался значительный рост этнической солидарности.
Этническое самосознание большинства народов СССР, на протяжении 70-ти лет подвергавшееся интенсивной интервенции этнически чуждых идеологем, стало, в определенной степени, деформированным. Это происходило во многом от того, что декларирование этнического самосознания носило формальный характер, которое не находило подтверждения в конкретном поведении. В частности, такую ситуацию можно было объяснить тем, что каналы влияния на самосознание, которые можно подразделить на вторичные и первичные группы, были носителями антагонистической информации [19, 95]. Так, называемые вторичные группы, распространяющие систему ценностей, опосредовано, с помощью различных социальных институтов – школа, другие учебные заведения, политические и общественные организации, средства массовой информации воздействовали на сознание исходя из коммунистической идеологии и морали. Первичные группы же, внедрявшие систему ценностей неформально, непосредственно через личное взаимодействие – семью, родственников, друзей, основывались во многом на национальных ценностях и этнокультурных традициях.
Многочисленный отряд советских специалистов-обществоведов утверждали, что в СССР национальные общности не только расцветали, но и сближались, а национальный вопрос был полностью решен [28]. На самом деле ситуация в Советском Союзе не отличалась от мировой, и у многих народов наблюдался активный поиск этнической идентичности. В этих условиях значительно повышалась роль так называемых этнических констант, которые оказывались в ядре центростремительных процессов в этносе.
В Азербайджане до конца XIX-го столетия в силу определенных исторических и этнокультурных условий этническая идентичность имела характерную для традиционных, доиндустриальных обществ особенность. Она заслонялась целой системой более актуальных, преимущественно локальных социальных связей- семейных (устойчивость которых определялась сохранением большой семьи), общинных, региональных и пр. Кроме того, низкая степень географической мобильности во многих регионах страны практически исключала возможность межэтнических контактов, без которых осознание собственного этнического отличия (антитеза мы-они) либо вообще не возникает, либо формируется чрезвычайно медленно под воздействием иррелевантной (смысловое несоответствие между информационным запросом и полученным сообщением) и малопонятной информации и пропаганды. Вместе с тем, любое традиционное общество имеет реальные и символические события прошлого, порядок и образы которого являются ядром коллективной идентичности, определением меры и природы его социальных и культурных изменений. Традиция в этом обществе служит не только символом непрерывности, но и определителем пределов инноваций и главным критерием их законности, а также критерием социальной активности [42, 51-52]. Образование Азербайджанской демократической республики в мае 1918 года дало мощный импульс процессам становления этнической идентичности азербайджанцев [39, 143]. В этот период за основу строительства нового государства была принята парадигма национальной государственности, которая восходила к идеологии национализма в широком понимании этого слова. Суть ее заключается в признании национальности в качестве основы организации общества и идеологической основы культуры, этики, политики. Следует отметить, что период существования АДР приходится на время очередного усиления феномена этничности и характеризуется большими социально-политическими и технологическими изменениями в мире. Наложение современных институтов, структур и систем ценностей на традиционное общество стало разрушать его замкнутый характер, расширяя кругозор и социальные связи индивидов и включая их в состав более широких социальных макрообразований- этнические, социально-классовых, гражданско-политических и т.д.
В советский период была фактически сохранена российская колониальная традиция с некоторой автономизацией культурной жизни азербайджанского народа. На протяжении этих лет этническое самоназвание тюрк, получившее мощный импульс распространения после 1918 года взамен устоявшемуся самоназванию мусульман, было заменено на азербайджанец, обозначавшее больше территориальную принадлежность. При этом стоит отметить, что однозначное приписывание понятия азербайджанский (народ, язык), азербайджанец исключительно злой воле Иосифа Сталина не совсем корректно. Еще в конце XIX – начале XX веков в азербайджанском обществе шли широкие обсуждения вопроса о самоназвании, в ходе которых часто звучали и предложения о применении понятий азербайджанцы, азербайджанский язык. Так, еще в 1891 году в газете Кешкюль было опубликовано фиктивное интервью М.Султанова с неким южнокавказским мусульманином, в котором этническая идентичность находит свое яркое выражение- Вопрос- Какой ты национальности (миллет)? Ответ- Я мусульманин, тюрк (турок). Вопрос- Турок-осман? Ответ- Нет, я байчанлы.
Вопрос- Где находится страна, в которой живут байчанлы? Ответ- Я могу сказать примерно так, что по одну сторону Аракса живут азери, а по другую — байчанлы. А вместе все называется азербайджани. Но по отдельности мы — байчанлы.
Вопрос- Но ты говоришь по-тюркски, значит, ты турок (тюрк).
Ответ- Это невозможно точно описать словами. Я — тюрк (турок) и одновременно — байчанлы.
Вопрос- Если вы считаете себя тюрками-байчанлы, почему вы не устраните это противоречие, называя себя просто азербайджанскими тюрками? [16]. Тем самым, уже в 90-е годы XIX-го века в контексте поиска этнической идентичности обращение к этнониму азербайджанец было достаточно распространено. Известный общественный деятель Мамедага Шахтахтинский также 1891 году высказывался за употребление термина азербайджанский язык [5, 44]. В своей статье Урок одной трагедии в журнале Odlar yurdu, издававшемся в Стамбуле в конце 20-х годов прошлого столетия М.Э.Расулзаде неоднократно использовал самоназвание азербайджанцы [40]. Так и не определившись с самоназванием, азербайджанцам в советский период трижды пришлось менять алфавит, с арабского на латинский, с латинского на кириллицу и, наконец, с кириллицы вновь на латиницу. В этих условиях отдельные элементы традиционной культуры играли роль своего рода постоянных величин, способствовавших устойчивости этнической идентичности.
Отрицание советской системой всего этнического носило вполне осознанный характер и преследовало цель разрушить в этническом самосознании азербайджанцев и не только азербайджанцев многие его компоненты – происхождение, историческую память, этнические символы, ослабить систему этнических ценностей. Одними из своеобразных констант, способствовавших устойчивости азербайджанской этнической идентичности в этот период можно назвать праздник Новруз и поминовение шиитских имамов – Ашура, который М.Смит назвал школой азербайджанского национализма [27]. Эти два содержательно различающихся явления в этнической жизни азербайджанцев на самом деле несли одинаковую этнокультурную функциональную нагрузку. Соблюдением этих традиций происходила своеобразная демонстрация этнической идентичности посредством этнической символики- особой одежды, танцев, ритуалов, образцов поведения и особых моральных ценностей. Поэтому этническая идентичность может быть определена и, как это предлагает Георг де Вос, через использование группой людей каких-либо элементов культуры в качестве субъективных символов и эмблем, чтобы отличить себя от других групп [46, 17]. Новруз издревле праздновался на территории Азербайджана. Это древний праздник, отмечаемый в день весеннего равноденствия – 21 марта, в советский период, хотя и игнорировался государственными органами, тем не менее, отмечался большинством жителей страны на семейно-бытовом уровне. Как и в случае с другими традиционными праздниками, попытки полного их забвения в тот период вели к тому, что они, являясь элементами соционормативной культуры этноса, для выполнения своих функций опускались с общинного, общественного на семейно-бытовой уровень.
Возрождение в 1967 году, во многом благодаря усилиям тогдашнего секретаря ЦК КП Азербайджана Шихали Курбанова, общественного празднования Новруза стало мощным толчком к возрождению этнического самосознания. Насыщенный традиционной этнической символикой и одновременно с этим практически полностью лишенный советизмов, праздник Новруз воспринимался большинством азербайджанцев как символ общности, единства этноса. Коллективное действо, которое сопровождало этот праздник, играло солидаризирующую роль для этноса. Достаточно отметить, что посещение могил близких родственников, имевший массовый характер накануне праздника, во многом, носил характер коллективного действа с явным этническим окрасом, что само по себе имело скрытый протестный смысл.
В настоящее время, после восстановления независимости солидаризирующее значение Новруза значительно уменьшилось. Постепенное исчезновение многих элементов в праздновании Новруза позволяет констатировать, что этот праздник трансформируется в процессе этнической консолидации и развития этнического сознания, когда происходит отбор многих локально традиционных форм и их превращение в условно традиционную, обобщенную, общенациональную форму. В данном случае, возможно, мы сталкиваемся с явлением так называемого фольклоризма, для возникновения которого исторически необходимо, чтобы его носители оторвались от архаической бытовой традиции, а затем снова оценили ее с какой-либо хронологической, культурной или социальной дистанции [31, 33]. Своеобразной этнической константой, способствовавшей устойчивости этнической идентичности азербайджанцев в советскую эпоху можно считать и Ашура — первые десять дней месяца мухаррем, когда мусульмане-шииты поминают погибших внуков пророка Мухаммеда, сыновей одного из четырех праведных халифов — Али. Шииты первые десять дней месяца посвящают оплакиванию мученической смерти Хусейна, в течение всего месяца проводят различные религиозные обряды, в процессе выполнения которых воспроизводятся в театральном импровизированном представлении события 10-го дня мухаррама.
В Азербайджане, как и в других странах с преобладанием приверженцев шиизма – Ираке и Иране, Ашура всегда отмечалась с особым размахом. В ритуале поминовения участвовали и сейчас участвуют десятки тысяч людей. Несмотря на воинственную атеистическую пропаганду в первые десятилетия советской власти, Ашура сохраняла свою значимость и постепенно приобретала этно-интегрирующие черты в условиях всеобщей и поголовной советизации. Ашура представляла собой практически единственную возможность легальной массовой акции азербайджанцев, которая была полностью лишена коммунистических идеологем.
Мусульманская идентичность долгое время была доминирующей в системе социального самосознания азербайджанцев. С начала XX-го столетия она стала уступать свое место этнической идентичности, но при этом ислам остаётся важным компонентом азербайджанского самосознания. Как отмечает А.Аббасов, любой советский азербайджанец знал, что вообще-то азербайджанцы — мусульмане и в каком-то смысле он тоже мусульманин. Поэтому при громадной степени деисламизации общества распад коммунистической идеологии и новый виток национально-освободительного движения в конце советской власти не мог не обратить взоры азербайджанского общества к исламу [2].
Вопреки советским пропагандистским заверениям, в траурной процессии шахсей-вахсей, одного из составных частей Ашура, принимало участие большое число людей, в том числе и молодежь. Конечно, после каждого такого шествия представители советской власти предпринимали определенные административные меры. В частности, после того, как в Гяндже в мечети Шах Аббас в 1963 году до 60 детей и юношей в возрасте 10-20 лет приняли участие в процессии шахсей-вахсей, мечеть превратили в музей [26, 32].
Несмотря на все противодействия советской пропагандистско-репрессивной машины значительная часть азербайджанцев продолжала отмечать Ашуру. Согласно А.Юнусову, в 1958-1962 гг. на юге страны, в Сабирабадском, Имишлинском, Лянкяранском, Масаллинском, Ярдымлинском, Сальянском и Физулинском районах, в Джульфинском районе НАР и в ряде населенных пунктов Апшеронского полуострова (Амираджан, Кешля, Забрат, Бина, Гала, Кюрдахана) незарегистрированные властями муллы возглавляли акции населения по захвату и ремонту старых полуразрушенных мечетей, чтобы проводить в них мухаррамлик. Причем процессия шахсей-вахсей проходила с участием детей и сопровождалась самоистязаниями с использованием цепей и кинжалов. Процессии шахсей-вахсей проходили и в других мечетях, в том числе в столице – в мечети Таза пир [34, 170]. О религиозности населения и масштабах его участия в тот период в мухаррамлике говорят такие факты- по сообщению властей, в 1961-1962 годах, во время траурных церемоний по Хусейну, немало жителей приграничных с Ираном сельских районов, особенно в Нахичеванской автономной республике не выходили на работу, либо отказывались работать, объясняя это тем, что в траурный день этого делать нельзя [26, 34].
При этом следует отметить, что участие в массовых действах, связанных с Ашурой, не было в прямой зависимости от степени религиозности людей. Многие тысячи азербайджанцев участвовали в этих мероприятиях, которые были едва ли не единственными в советское время массовыми акциями, чуждыми коммунистической идеологии. В этих акциях религиозная солидарность уступала место этнической солидарности. Кроме того, эти акции играли серьезную этнодифференцирующую роль в условиях господствовавшей советской идеологии. Наши этносоциологические исследования, проведенные в 80-е годы, дают основание говорить о том, что примерно половина азербайджанского населения тогда считали себя верующими [21, 226]. При этом следует отметить, что и в этой группе можно было выделить тех, кто декларировал свою религиозность, но не придерживался необходимых ритуалов, и тех, чье реальное поведение не противоречило их декларациям. Во многих случаях социальный контроль и принятая норма поведения вольно или невольно вынуждают человека, особенно молодого, отвечать, как принято, а не как он сам считает. И, следовательно, не всегда количество отвечающих положительно на вопрос о вероисповедании соответствует числу верующих. Это подтверждается несоответствием между значительным числом лиц, декларировавших свою веру, и незначительным числом отправляющих религиозные обряды.
Таким образом, на примере рассмотренных выше двух явлений в жизни азербайджанского этноса можно выдвинуть предположение, что этнические константы, как бы противоречиво это не звучало, могут носить и изменчивый и временный характер, быть обусловлены конкретными социально-историческими реалиями. После обретения независимости, когда этноконсолидирующая роль перешла к государству, значимость этнических констант наподобие Новруза и Ашуры постепенно теряет свой смысл. Хотя не исключено, что при определенных социально-исторических условиях они или другие этноопределяющие признаки могут вновь занять свое ведущее место в системе этнической идентичности азербайджанцев.
Примечания

1. Аббасов А.А. Образ жизни в новых городах Азербайджана. Баку. 1987.

2. Аббасов А. Ислам в современном Азербайджане- образы и реалии / Азербайджан и Россия, общества и государства. М. 2001.

3. Аббасов А. Ислам в современном Азербайджане: образы и реалии / Азербайджан и Россия: общества и государства. М.: 2001; Юнусов А. Ислам в Азербайджане. Баку, 2004 и др.

4. Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие. М. 1989.

5. Балаев А. Особенности политики азербайджанского правительства в национально-языковой сфере после обретения независимости / Актуальные проблемы этносоциологических исследований в Азербайджане. Баку: 2007.

6. Беленький В., Польский С. Урбанизация села и мобильность населения / Рост городов и система расселения. М. 1975.

7. Гаджизаде Х. Новая идентичность для нового Азербайджана // http:\\www.comminique.se\cac\journal\12.1997.

8. Губогло М.Н. Современные этноязыковые процессы в СССР. М.: 1984.

9. Губогло М.Н. Язык и этническая мобилизация / Семинар Этнический фактор в федерализации России 18 января 2000 г.

http://kominarod.narod.ru/articles/articles14.html

10. Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М: 1967.

11. Данилевич И.В. Дискуссия Национальный вопрос- опыт социал-демократии // Политические исследования, 1991, №2.

12. Ерасов Б. Глобализация подрывает жизнеспособность незападных цивилизационных структур // Независимая газета, 2001, 14 марта.

13. Карлов В.В. О воздействии процессов урбанизации на этническую структуру / Этнокультурные процессы в современном мире. Элиста. 1981.

14. Карлов В.В. Введение в этнографию народов СССР. Стадиальные закономерности и локально-исторические особенности этнокультурных процессов. 1920-1980-е годы. Ч.2. М: 1992.

15. Кессиди Ф. Глобализация и культурная идентичность // Русский Журнал. www.russ.ru/politics/20021223-kes.html

16. Кешкюль, 1891, №22.

17. Кулиев Э. Социально-философские аспекты влияния глобализации на молодежь Азербайджана // Кавказ&Глобализация. 2007, том 1 (5).

18. Лурье С. Метаморфозы традиционного сознания. (Опыт разработки теоретических основ этнопсихологии и их применения к анализу исторического и этнографического материала). СПб. 1994.

19. Маккихен И., Кэмпбелл Р. Межнациональные конфликты в Советской Армии // Социологические исследования, 1992, №1.

20. Малашенко А. Мусульманский мир СНГ. М 1996.

21. Мамедов А. О социологическом изучении бытования традиционной культуры в азербайджанском селе / Труды научной конференции, посвященной Дню восстановления Азербайджанской государственности. Баку: 1991.

22. Моисеенко В.М. Внутренняя миграция. М: 2001. 23. Общероссийская перепись населения 2002 года. www.gks.ru/PEREPIS/t5.htm 24. Полонский А. Ислам в контексте общественной жизни современного Азербайджана // http://his.1september.ru/articlef.php?ID=199902802

25. Пужоль Ж. Глобализация и самобытность //Журнал Казанский федералист 2002, №1. www.kazanfed.ru

26. Сатаров М. О пережитках ислама. Баку. 1967.

27. Смит М. Память об утратах и азербайджанское общество / Азербайджан и Россия: общества и государства. М: 2001. http://www.sakharov-center.ru/publications/azrus/az_010.htm

28. Современные этнические процессы в СССР. М: 1977; Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М 1981; Куличенко М.И. Нация и социальный прогресс. М: 1983; Социально-культурный облик советских наций (по материалам социологического исследования). М: 1986 и др.

29. Субботина И.А. Миграции и изменение национального состава населения союзных республик / Расы и народы, 1986, вып.15.

30. Франция глазами французских социологов. М: 1990.

31. Чистов К.В. Традиционные и вторичные формы культуры / Расы и народы. 1975, вып.5.

32. Эванс-Придчард Э.Э. Нуэры. М:.985.

33. Юнусов А. Азербайджан в постсоветский период- проблемы и возможные пути развития. // Мировая экономика и международные отношения, 2002, №1; Гулиев Г. Архетипы азери- лики менталитета. Баку: 2002; Sidikov B. New or Traditional? ‘Clans’, Regional Groupings, and State in Post-Soviet Azerbaijan. – Berliner Osteuropa Info, 2003.

34. Цит. по книге- Юнусов А. Ислам в Азербайджане. Баку: 2004.

35. Яницкий О.Н. Социальные аспекты урбанизации в условиях НТР / Проблемы современной урбанизации. М., 1972

36. Azərbaycan Respublikasında İnsan İnkişafı Haqqında Hesabat. 2003. UNDP Azerbaijan, 2004.

37. Azərbaycanda ailələr (statistik məcmuə) / Azərbaycan Respublikası Dovlət statistika komitəsi. Bakı: 2005.

38. Azərbaycan Respublikası əhalisinin siyahıya alınması. 1999-cu il. 1 hissə. Bakı: 2000.

39. Nesibli N. Azerbaycanda milli kimlik sorumu // Avrasiya dosyasi. Ilkbahar 2001 Fasikul: 23. Cilt 7, sayi 1.

40. Rəsulzadə M.Ə. Oyrədən bir musibət // Odlar yurdu, 1927, 27 aprel , №3.

41. Eisenstadt S. N. Tradition, Change, and Modernity. New York, Sydney, Toronto- John Wiley: 1973; Shils E. Centre and Periphery / The Logic of Personal Knowledge: Essays. London: Ronthedge and Kegen Paul: 1961.

42. Eisenstadt S. N. Tradition, Change, and Modernity. New York, Sydney, Toronto: John Wiley: 1973.

43. Featherstoune M. Global Culture/ Global Culture. Nationalism, Globalization and Modernity. L.: Sage, 1990.

44. Robertson R. Globalization- Social Theory and Global Culture. L.: Sage: 1992.

45. Ocampo K.A., Bernal M.E., Knight G.P., Gender, race, and ethnicity: the sequencing of social constancies / Ethnic identity: Formation and transmission among Hispanics and other minorities. Albany: State University of New York, 1993.

46. De Vos, G. Role of Ethnicity in Social History / Ethnic Identity. Cultural Continuities and Change. Palo Alto, Calif.: Mayfield Publishing Company: 1973.

47. Young Yun Kim. Communication and Cross-Cultural Adaptation. An Interpretative Theory. Clarendon – Philadelphia: Multilingual Matters: 1988. Национальная Академия Наук Азербайджана Институт археологии и этнографии

СОВРЕМЕННЫЕ ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ- ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Проект «Набукко» – серьезный рычаг для региона Южного Кавказа

(«Вестник Кавказа», Россия), inosmi.ru

БАКУ, 15 июль – Новости-Азербайджан. Известный немецкий политолог и эксперт дал расширенное интервью руководителю Европейского бюро ИАА «Вестник Кавказа» Орхану Саттарову. В нем он коснулся полного спектра политических тем, которые связывают Россию с Кавказом, а также основных геополитических аспектов нынешнего мирового состояния. Мы публикуем вторую часть интервью, касающуюся роли ЕС на Южном Кавказе и энергетических проектов в регионе.

— Господин Рар, после 2008 года роль ЕС на Южном Кавказе существенно снизилась. До того был хотя бы план Штайнмайера по урегулированию конфликта в Грузии. Сейчас таких инициатив больше нет. В нагорно-карабахском урегулировании Россия сейчас также вышла на первый план благодаря усилиям президента Медведева. Как вам кажется, это был изначально план России – поставить ограничительную линию, закрыв ЕС и другим внешнеполитическим игрокам доступ в регион Кавказа?

<strong>- Такого плана в России не могло быть, мне кажется, потому что Россия могла бы и проиграть. В такой ситуации было очень сложно просчитать позицию и реакцию Запада, Европы. Я думаю, что ни один российский политик, например, не мог предугадать реакцию Америки. Она могла быть совсем другой. То, что Саркози пошел на переговоры с Россией, где-то был очень благосклонен к позиции России – это факт, но на это тоже стопроцентно рассчитывать нельзя было. Я не думаю, что они рассчитывали на это. Достаточно непонятна пассивная реакция Америки. Я думаю, она связана либо с тем, что сам Буш не был информирован об этом, и это была какая-то акция при поддержке Саакашвили, которую проводили низшие чины или более низкие чины в американской администрации – та же Кондолиза Райс без ведома президента. И поэтому высшее руководство Америки решило быть в этой ситуации пассивным, оставив все европейцам. Или просто американская администрация уже уходила со сцены и не хотела вмешиваться в новые споры, и так и имеющие место с Россией. Я думаю, что скорее второе, но посмотрим, как история рассудит, когда откроются архивы, что будут говорить. Или когда Буш опубликует… Он же опубликовал уже мемуары…

— Да

— Я не читал еще.

— Я тоже не читал…

— Ладно, оставим. Но это вопрос интересный. Я думаю, что Европа упустила шанс, с одной стороны. Что Россия сделала? Россия дала понять, что у нее влияние в этом регионе. Но Европа не прекратила все планы по постройке «Набукко», например. «Набукко», по всей видимости, будет построен.

— В октябре Азербайджан должен дать согласие…

— Да и акция России не помешала этим планам. Может даже она их возродила. Если был план разрушить все западные схемы по трубам через южнокавказский коридор, то Россия здесь не выиграла. Многие предполагали, что это был план России показать, что «здесь мы главные». Нет, здесь Россия на самом деле никого не спугнула. Здесь, я считаю, европейское действие нужно рассматривать отдельно от России. Европа имела шанс нарастить свое влияние в этом регионе, и Европа этим не воспользовалась по разным причинам. Или, может, по типичным причинам, которые мы знаем: в Европе нет консенсуса по поводу внешней оборонной политики. Какие-то государства хотели заниматься Северной Африкой еще до «арабской весны». Другие, например Германия (вы упомянули план Штайнмайера) считают, что на Кавказе нужно найти общее сотрудничество с Россией, и без России стабилизировать ситуацию невозможно. Это немецкая позиция, но есть позиция Польши, есть позиция Чехии, которые сразу после событий августа 2008 года выработали новую восточную стратегию для Европейского союза нового восточного партнера, которая полностью исключала Россию. На это немцы не могли пойти. Поэтому, мне кажется, Европа сама себя парализует во всем этом процессе.

Она нигде за пределами своей территории не может себя показать, проявить себя: в Афганистане – это отдельное государство в рамках НАТО, в Ливии сегодня мы видим тоже абсолютный бардак – англичане, французы за жесткое поведение НАТО, за проявление там еще более жесткой силы, итальянцы выступают за переговоры с Каддафи, немцы вообще против военных действий с самого начала. Так что Европа пока еще не стала актером со своим собственным министерством иностранных дел. Поэтому эта акция на усмирение Кавказа провалилась. Было бы наивно полагать, что Евросоюз способен сделать больше, чем ОБСЕ, которая тоже оказалась беспомощной в этом регионе. Это касается не только грузино-российского конфликта, не только Абхазии и Южной Осетии, это касается и Нагорного Карабаха. Вы говорите, что Россия там сейчас на коне, но Россия, по-моему, тоже лишь пытается создавать какую-то видимость. Это ситуация нерешенная, ее невозможно решить, потому что Армения и Азербайджан ведут себя абсолютно бескомпромиссно. Так же как Грузия по отношению к России: «Давайте нам наши территории обратно – это для нас компромисс, а что вы за это получите, это уже нас не интересует». То же самое армяне: «Азербайджан должен смириться, что 20 лет тому назад проиграл войну против нас и потерял территорию. Точка. И Азербайджан должен смириться, тогда мы будим с ними дружить и общаться. Если нет – их проблемы». Азербайджанская позиция тоже: «В любом случае мы хотим эти территории вернуть, а то, что Армения при этом теряет лицо, 20 лет имел эту территорию, а теперь нет – это их проблемы. Они были виноваты, значит, пусть разбираются сами». Я понимаю каждую из этих сторон, очень хорошо понимаю. Но это не попытка найти консенсус.

Я не знаю, где можно найти консенсус, но нам повезло в Европе, что в Европе две тысячи лет шли жуткие войны. И где-то 200-300 лет тому назад государства научились где-то признавать собственные поражения. Германия как-никак потеряла большие территории во время Второй мировой войны. Я, конечно, не хочу сравнить эту войну с конфликтами на Кавказе. Злодеяния Гитлера несравнимы с теми войнами, которые велись, но в рамках военных действий – что-то происходило, какие-то территории терялись, и приходилось какому-то государству это признавать.

Появляется, конечно, очень серьезный рычаг – это «Набукко». Это сильнейший инструмент – можете себе представить, «Набукко» будет стратегически одной из самых главных труб энергетической мировой политики, энергетических рынков. В эту трубу будут вложены миллиарды. От нее будет зависеть куча государств, может быть даже Южная Европа в большой степени. Никто не заинтересован в том, чтобы там происходили какие-либо перебои. Поэтому Азербайджан тут, конечно, с одной стороны, видит свой шанс показать Европе, что он готов строить «Набукко», но он где-то и будет влиять на энергетическую политику. И Запад тоже где-то должен считаться с геополитическими интересами Азербайджана в регионе. Но в то же самое время, мне кажется, Азербайджан должен осознавать ту громадную ответственность, которую он возьмет на себя. В принципе это будет азербайджанский газ, но даже если это будет туркменский газ, его все равно будут перегонять через трубу, которая будет начинаться в Баку – я не верю, что будет построен транскаспийский трубопровод. Но в сжиженном виде или какими-то другими способами газ будет попадать в эту главную трубу, она будет начинаться в Баку.

И это уже ответственность за энергетическую безопасность всей Европы. И я не уверен, что Нагорный Карабах не станет через пять лет инструментом влияния, когда Азербайджан объявит Европейскому союзу такой ультиматум: «Труба идет, все в порядке, но если вы нас в этом вопросе не поддержите, то мы на вас тоже будем через эту трубу нажимать». Это была бы опасная политика, которую в Европе тоже побаиваются. Но ситуация сегодня такая, что труба нужна, где-то побаиваются и Россию. Все понимают, что газ нужен. Хотя в открытую никто не говорит, но после катастрофы на Фукусиме, я думаю, стало очевидно, что газовые электростанции придут на смену АЭС в Европе. Поэтому нужно будет большое количество газа. Цифры все известны. Газ будет идти и из России, и с Россией придется очень тесные отношения иметь. Но с Россией Запад выбрал тактику, иметь отношения на равных, не слишком зависеть от нее. Самая правильная тактика независимости от России – это строить параллельно другие трубы. «Северный поток», я думаю, даже «Южный поток» будут частично построены, через Балканы, но «Набукко» тоже будет построен. Поэтому вся южнокавказская политика Европы, Америки, России сейчас будет крутиться вокруг этой трубы, потому что она будет определять будущее энергетической безопасности Европы.

Zaman обеспокоена успехами во внешней политике Армении и призывает власти Турции готовить почву для диалога

Армения активно использует имеющие место в мировой политике развития во имя достижения своих целей: пример независимости Южного Судана – для признания независимости Нагорного Карабаха, а обострение турецко-израильских отношений – для признания Кнессетом Геноцида армян в Османской империи 1915г. Подобную обеспокоенность выражает автор статьи в турецкой газете «Zaman». Читать далее «Zaman обеспокоена успехами во внешней политике Армении и призывает власти Турции готовить почву для диалога»

Институт международного посредничества в конфликтах теряет авторитет

Матанат Насибова. Интервью агентства Новости-Азербайджан с известным израильским политологом Авигдором Эскиным:

— Каков Ваш прогноз по Южному Кавказу в перспективе ближайших лет?

— Мы видим, как роль США идет на спад. Сам институт международного посредничества в конфликтах теряет авторитет после таких нарушений норм международного права, как вторжение США и НАТО в Ливию. Политика двойных стандартов приводит к неуважению международного права и к анархии. Для сохранения авторитета Вашингтон должен был бы позаботиться об укреплении силы добродетели, а не пытаться навязывать решения грубой силой.

Сильно ослабнет Иран. Его настигнет египетский сценарий с отходом от нынешней идеологии. Реальными игроками в вашем регионе будут Россия, Турция и Израиль.

Армению и Грузию, полагаю, ожидает сценарий, похожий на революции в арабских странах. Там требуются сущностные изменения для стабильности и процветания. Что же касается Азербайджана, то вам уже сейчас надо готовиться к тому, что нефть утратит свою силу. Развитие добычи газа и нефти из сланцевых пород в США приведет к краху арабского мира, а также может ударить по Азербайджану, если вы не позаботитесь заранее о перепрофилировании экономики. Вам также надо стремиться к привлечению диаспоры обратно, в Азербайджан. В первую очередь это касается трехмиллионной диаспоры в России. Можно предположить, что войны в ближайшее время не ожидается. Напряжение будет сохраняться. Говорят, что в мире есть три региона перманентной взрывоопасности: Балканы, Ближний Восток и Кавказ. Спокойствие нам и вам даже не снится. Зато у нас красиво и определенно не скучно.

— Как вы оцениваете позицию США в вопросе урегулирования карабахского конфликта?

— Очень советую ознакомиться с документами WikiLeaks, касающимися позиции США по Кавказу. Мы видим, что американцы не всегда понимают ситуацию и часто выступают в роли миротворцев-инопланетян. Посмотрите, как они сами взрастили такое явление, как «Аль-Каида», или Арафата. В случае Азербайджана американцы не могут выступать в роли объективного посредника, пока они не отменили действие поправки Джексона-Веника по отношению ко всем странам региона. На сегодняшний день поправку отменили только по отношению к Армении и Грузии. Такая дискриминация по отношению к Азербайджану несправедлива и оскорбительна.

— Как Вы считаете, в случае войны за Карабах, как могут распределиться позиции стран региона, и какой в этом случае будет позиция Израиля?

— Есть решения международных организаций на эту тему. Президент Азербайджана многократно подтверждал свою приверженность мирному урегулированию в соответствие с этими решениями.

Если считать мирное урегулирования реалистичной опцией, то надо быть готовым к тому, что азербайджанцы вернутся в Карабах, а армяне – в Баку. Хотя это не совсем справедливая симметрия, поскольку азербайджанских беженцев было больше, а также не учитываются права на возвращение или на компенсации азербайджанцам, изгнанным с территории Армении.

Если относиться серьезно к мирному процессу, то следует начать с примирения между народами. Руководство Азербайджана могло бы пригласить в Баку таких выдающихся людей, как Армен Джигарханян, Александр Мирзаян, Карен Шахназаров, Мишель Легран. Именно через лучших и любимых во всем мире представителей культуры и искусства с обеих сторон стоит начать конструктивный диалог. Вы ведь стремитесь к возврату к довоенной ситуации. Такой подход требует разработки рычагов примирения и взаимопонимания. Иначе изменение статуса-кво приведет к военной развязке. Позиция Израиля будет очень важна в вашем регионе. Она будет зависеть в немалой степени от того, насколько азербайджанская сторона готова считаться с нашими интересами в вопросах нашего суверенитета и нашего противостояния терроризму. Одно могу вам сказать, если главный союзник Армении — Иран, будет вовлечен в агрессию против Азербайджана, Израиль не останется равнодушным.

— Что скажите о перспективах развития азербайджано-израильских отношений?

— Улучшению отношений между нашими странами способствовало бы открытие посольства в Израиле, как это сделало уже множество мусульманских и несколько арабских стран.

В данный момент израильско-азербайджанские отношения переживают не самые лучшие времена. Мы видели, как на недавний съезд диаспоры в Баку из Израиля не приехал ни один депутат Кнессета. Вместе с тем, между нашими странами существует стратегическое сотрудничество на самом высоком уровне. Оно будет продолжаться. В этой связи хочется заметить, что израильтяне сегодня бойкотируют Турцию вследствие недружественных шагов со стороны Анкары. Вы не встретите израильских туристов на турецких курортах, у нас также перестали покупать турецкие товары. Но в то же время военное сотрудничество продолжалось и продолжается. Мы понимаем хорошо, что тот или иной политик может допускать ошибки, а реальные интересы, которые понимают лучше других силовики, остаются неизменными.

Важно помнить также, что для нас народ Азербайджана – это народ великих поэтов и философов, как Низами и многие другие. Мы помним и ценим ваше гостеприимство. Более тысячи лет евреи проживали в вашей стране. Мы также видим, что последнее время Ереван проводит массированную юдофобскую атаку на Израиль, обвиняя евреев в организации резни армян в 1915 году. Мы все видим и все читаем…

— Ваш взгляд на проблемы азербайджанцев в Иране?

— Вопрос азербайджанцев в Иране чрезвычайно деликатен. Одно можно точно сказать: фактический запрет на изучение азербайджанского языка в Иране и отсутствие там азербайджанских школ – это культурный геноцид. Молчание международных правозащитных организаций по этому вопросу возмутительно. Я не говорю об изменении политического строя Ирана и не касаюсь никаких чисто внутренних дел Ирана. Но запрет на изучение языка – это неприемлемо. К сожалению, на Ближнем Востоке нередко попираются права меньшинств, но нигде нет запрета на язык и на школы, как в Иране.

— Некоторые политологи считают маловероятным нападение Израиля на Иран в виду тяжелых экологических последствий. Насколько обоснованны, по–Вашему, подобные предположения ваших коллег?

— Президент Ирана неоднократно выступал с угрозами в адрес Израиля. Такие провокации лишают его права на ядерное оружие. У нас есть достаточно способов воспрепятствовать иранской военной программе. Насколько мне известно, они достаточно чистые с экологической точки зрения. А подробности вам станут известны из сводок новостей в недалеком будущем.

— Открытие крупнейших газовых месторождений заметно усилило позиции Израиля, ранее находившегося в сильной зависимости от поставок зарубежных энергоресурсов, и тем самым поставило крест на реализации планов в регионе российской компании «Газпром». Как будет отражаться этот фактор на дальнейших израильско-российских отношениях?

— Израиль уже давно отказался от идеи подключения к «Южному потоку». Сегодня Израиль может сам экспортировать газ. Близок день, когда мы сможем подумать и об экспорте нефти.

Отношения с Россией основываются на стратегических интересах. Не исключено, что России предстоит вскоре иметь дело с новым взрывом на Северном Кавказе, и в такой ситуации Израиль будет для России важнейшим партнером. Впрочем, наши реальные отношения сегодня тоже достаточно конструктивны. Отмена визового режима – яркое свидетельство тому.

Азербайджан: Делая выбор между НАТО и Движением неприсоединения?


Шахин Аббасов, Азербайджан

Взаимодействие Азербайджана с Организацией Североатлантического договора (НАТО) продвигается не слишком быстрыми темпами, а вступление страны в «Движение неприсоединения» (ДН) в прошлом месяце ставит будущее интеграции Азербайджана в евроатлантическое пространство под еще больший вопрос, считает ряд местных аналитиков.
25 мая Баку вступил в «Движение неприсоединения», созданное в 1955 году в качестве противодействия «доминированию» мировых держав и всяким проявлениям колониализма. Беларусь, Узбекистан и Азербайджан являются единственными из бывших советских республик, присоединившихся к этой организации левого толка, больше ассоциирующейся с эпохой холодной войны.
Неожиданное решение примкнуть к ДН вызвало критику со стороны азербайджанской оппозиции, считающей, что Баку предает идею углубления сотрудничества с Организацией Североатлантического договора и Евросоюзом. Членство в ДН предусматривает неучастие государств в каких-либо «военных соглашениях с великими державами», «преднамеренно заключенных в контексте конфликтов между великими державами».
Правительство Азербайджана не особо распространяется о причинах такого своего решения (правящая партия «Ени Азербайджан» и проправительственные партии поступают аналогичным образом), но должностные лица никак публично не обозначали, что намерены разорвать отношения с НАТО в результате вступления Азербайджана в ДН.
Выступая 25 мая на конференции ДН в Индонезии, министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров подчеркнул, что присоединение к движению предоставляет «возможности для взаимной поддержки кандидатур его участников в высших органах международных организаций, координации их деятельности в этих структурах».
Как сообщил EurasiaNet.org представитель внешнеполитического ведомства, пожелавший остаться неназванным, Азербайджан желает использовать членством в ДН, чтобы заручиться поддержкой 118 стран-членов этого движения в ООН в отношении конфликта с Арменией вокруг сепаратистского Нагорного Карабаха. Членство в движении может оказаться полезным для Азербайджана и в плане поддержки его кандидатуры в ряды непостоянных членов Совбеза ООН, добавил он. Голосование по этому вопросу должно состояться до конца этого года.
Политолог и председатель Ассоциации азербайджано-атлантического сотрудничества Сульхатдин Акпер отвергает эту идею, считая, что большинство из 119 государств-членов ДН – от Южной Африки и Таиланда до Сирии и Ирана – слишком слабы, чтобы склонить чашу весов в пользу Азербайджана в ходе голосования в ООН.
Его коллега-политолог Эльхан Шахиноглу, возглавляющий бакинский центр политических исследований «Атлас», усматривает еще одну слабость в подобной «алогичной» тактике решения вопроса с Арменией. «В Закавказье нарастает обстановка напряженности и для обеспечения безопасности Азербайджану нужен военный союз с [государством-членом НАТО] Турцией и более тесное сотрудничество с НАТО, – считает он. – Ему не нужен нейтралитет».
Однако декларируемый ДН принцип по поводу заключения военных альянсов в контексте противостояния «великих держав» представляется довольно гибким, поскольку и Афганистан, и Ирак являются членами ДН.
Ряд бакинских аналитиков усматривают в данном шаге попытку со стороны Азербайджана дистанцироваться от НАТО и обрести пространство для маневра в плане критики альянса. На взгляд военного аналитика и главного редактора электронного военного бюллетеня «MilAz» Джасура Сумеринли, за этим шагом может вскоре последовать вывод азербайджанского контингента в составе из 90 военнослужащих с территории Афганистана.
«Взаимодействие с НАТО может еще больше затормозиться, – говорит он, добавляя, что российское влияние на Азербайджан может, соответственно, усилиться. – Подобное решение не следует принимать без обсуждения с обществом и парламентом».
В концепции национальной безопасности Азербайджана записано, что евроатлантическая интеграция является «стратегической целью» государства. Однако, в отличие от своего соседа, Грузии, прочно связывающей свою внешнеполитическую судьбу с Западом, Азербайджан всегда пытался уравновешивать свои интересы между НАТО, Россией и южным соседом, Ираном.
Однако, как подчеркнул официальный представитель МИД Эльхан Полухов, вступление в ДН не означает внесение Азербайджаном корректив в данную цель. «Мы начали процесс интеграции в евроатлантическое пространство и будем его продолжать. Но в настоящее время Азербайджан не ставит цели вступления в НАТО или какой-либо иной военный блок, – отметил он. – Интеграция вовсе не означает членство».

Между тем, как сообщил нам в частном порядке представитель внешнеполитического ведомства республики, правительство не рассматривает вопрос о выводе азербайджанских войск из Афганистана.
НАТО и американское посольство никак не высказываются на данную тему. Глава представительства Евросоюза в Баку Роланд Кобиа сообщил EurasiaNet.org, что ЕС не готов давать комментарии по этому вопросу.
На состоявшейся 15 июня конференции по вопросам сотрудничества с НАТО проправительственный депутат Расим Мусабеков заявил, что Азербайджан по-прежнему может взаимодействовать с НАТО, но не желает ограничивать своих возможностей, а именно возможностей в плане сотрудничества с Израилем и Россией. «НАТО не демонстрирует особого внимания и понимания в отношении проблем Азербайджана, – отметил он. – Армения угрожает азербайджанским нефтяным объектам, а НАТО не только отказывается снабдить нас соответствующим вооружением, но призывает еще и сокращать военные расходы».
Посол США Мэтью Брайза выступил на состоявшемся форуме в весьма дипломатичном ключе. «Я ничего не слышал в последнее время о желании Азербайджана вступить в НАТО. Я слышал лишь, что Баку желает углублять интеграцию», – сообщил он участникам встречи.
На данный момент сторонним наблюдателям следовало бы воздерживаться от драматизации принятого Азербайджаном решения по поводу вступления в ДН, подчеркивает бывший советник президента по внешнеполитическим вопросам Вафа Гулузаде. «Это тактический маневр со стороны правительства, желающего продемонстрировать свою независимость от Запада», – полагает он. Интеграция Азербайджана в евроатлантическое пространство является «неизбежным» и будет продолжаться, прогнозирует он. «Участие в ДН ничем не связывает Азербайджан».

источник : EurasiaNet.

Боевики «Аль-Каиды» заполняют вакуум в Йемене.

«Аль-Каида» одержала очередную победу в Йемене, тогда как президент Салех остается в Саудовской Аравии. Администрация Обамы меняет стратегию борьбы с международным терроризмом, сталкиваясь с осложнениями в мусульманских странах, бывших до сих пор американскими союзниками.

Вчера в своем первом интервью западному телевидению, CNN, вице-президент Йемена Абд Раббу Мансур Хади, исполняющий обязанности главы государства, сообщил, что антиправительственные силы под руководством «Аль-Каиды» контролируют пять провинций страны и обстановка продолжает ухудшаться.

Боевики, захватившие Зинджибар, столицу одной из провинций, называют свою организацию «Ансар аль-Шариа», известную как филиал «Аль-Каиды». Корреспонденты отмечают, что трем сотням атакующих не смогли противостоять 2 тыс. солдат правительственных войск. Не помогли и удары с воздуха, один из которых пришелся по пассажирскому автобусу, убив пять и ранив 20 человек.

Вице-президент сказал, что не знает, когда на родину вернется президент Йемена Али Абдалла Салех, который проходит лечение в Саудовской Аравии. Хади подчеркнул, что Салех остается весомой политической фигурой в жизни страны и уйдет только тогда, когда будет избран новый президент.

Как писала ранее «НГ», США, не надеясь больше на Салеха, строят секретную базу на Ближнем Востоке, с которой американские беспилотники будут наносить удары по позициям «Аль-Каиды» в Йемене (возможно, и не только там). Хади рассказал, как беспилотники наводятся на цель – вожаков «Аль-Каиды» – по записанному и распознаваемому голосу.

Как сообщает Reuters, Пакистан прекратил предоставлять США свою авиабазу «Шамси» для применения беспилотников. Это еще одно последствие ухудшения отношений между Соединенными Штатами и Пакистаном, которые все чаще обмениваются обвинениями. Пакистан возмущается нарушением своего суверенитета, особенно в связи с операцией по уничтожению бен Ладена, а США подозревают пакистанских военных и спецслужбы в сотрудничестве с «Аль-Каидой».

Беспилотники – один из хирургических компонентов новой стратегии США наравне с разведывательно-диверсионными операциями. В среду в Вашингтоне советник президента США по национальной безопасности Джон Бреннан презентовал документ «Национальная стратегия по борьбе с терроризмом». Бреннан заявил: «Наша стратегия четко определяет, кто является нашим врагом, а также отвечает на вопрос, каковы наши цели и методы. Это война – широкая, мощная и безжалостная, которая должна вестись всеми возможностями Америки. И мы не видим альтернативы уничтожению такого зла, как «Аль-Каида». Подчеркивая успехи США и их союзников в войне с терроризмом, Бреннан обозначил два наиболее серьезных, по его мнению, источника угрозы – активные организации «Аль-Каиды» в Пакистане и Йемене. «Именно из-за давления, которое испытывают ее руководители в Афганистане и Пакистане, «Аль-Каида» все более стремится вдохновлять других на атаки от ее имени», – заметил он.

Как сообщает New York Times, адмирал Уильям Макрэйвен, командующий американскими «морскими котиками» (им была поручена ликвидация бен Ладена), заявил, выступая в Сенате США: вывод регулярных войск из Афганистана приведет к еще большей нагрузке на его подчиненных и другие подразделения американских коммандос, задействованных в спецоперациях.

Защищая новую стратегию, администрация Обамы указывает на ошибки «глобальной войны» с терроризмом Буша-младшего, войны без точного прицела. Теперь США будут применять индивидуальный подход в Йемене, Сомали и Северной Африке.

Возможно, в рамках такого подхода Соединенные Штаты приняли решение расширить контакты с организацией «Братья-мусульмане» в Египте. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на анонимный высокопоставленный источник, указывая, что такой шаг наверняка огорчит Израиль и его лобби в США. До сего момента американским дипломатам было разрешено открыто общаться только с теми членами «Братства», которые являются депутатами парламента. Теперь это ограничение снимается.

«Братья-мусульмане»

«Братья-мусульмане» – религиозно-политическое движение, основанное в 1928 году в Египте. Считается старейшей в мире международной террористической организацией, находится под запретом во многих странах мира, включая Россию. В 1984 году членам «Братства» было разрешено выдвигать свои кандидатуры на выборах в египетский парламент в качестве «независимых» либо в составе какой-либо легальной организации. Члены движения активно участвовали в арабской весне на стороне протестующих.

2011-07-01 / Петр Силантьев

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1309494480