Признание Арменией «НКР» не изменит патовую ситуацию…

Интервью с президентом Фонда петербургская политика, российским политологом Михаилом Виноградовым.

— Как можете оценить трехстороннюю встречу президентов в Астрахани и то соглашение, которое подписали президенты Азербайджана и Армении относительно обмена военнопленными?

— Любое гуманитарное сотрудничество, любой отмен военнопленными – это всегда хорошо и позитивно, потому, что одно дело – политическое или военное разногласие, а другое дело – судьба конкретных рядовых граждан или солдат. Поэтому считаю, что все гуманитарные аспекты соглашения конфликтующих сторон нужно только приветствовать.

— Стоит ли ожидать какого-то прогресса в урегулировании карабахского конфликта по итогам саммита ОБСЕ 1-2 декабря текущего года в Астане?

— На сегодня я бы воздержался от утверждений, что там может быть достигнуто какое-то соглашение. Да, саммит ОБСЕ в Астане – очень значимое событие, и Россия, и Казахстан заинтересованы в том, чтобы в рамках саммита принимались значимые решения. С другой стороны, не думаю, что на сегодня карабахский конфликт имеет решение, приемлемое для обеих конфликтующих сторон. И события последних месяцев – это скорее не поиск каких-то глобальных схем урегулирования, а скорее балансирование на грани эскалации конфликта и шагов по ее предотвращению. Встреча в Астрахани знаменательна тем, что эскалация скорее приостановлена или завершена. Но я пока не вижу принципиальных сдвигов позиций Еревана и Баку, которая могла бы говорить о достижениях некоего системного решения.

— Как можете оценить сам факт проведения недавней оценочной миссии сопредседателей МГ ОБСЕ на оккупированных территориях, с учетом того, что миссия впервые затронула все районы, а на оккупированные территории они въехали с территории Азербайджана?

— Мы не знаем сути доклада, который готовят сопредседатели, а потому не можем судить о серьезности проведенной работы и значимости самого мероприятия. Тот факт, что на оккупированные территории сопредседатели въехали с территории Азербайджана, безусловно, позитивный. Потому что я думаю, что в ближайшем будущем более реалистичны какие-то локальные сдвиги, возможное налаживание коммуникаций, открытие границы между конфликтующими сторонами, чем достижение каких-то глобальных договоренностей.

— МИД Армении и Азербайджана в последнее время выступают с очень резкими заявлениями в адрес друг друга, чего ранее особо не наблюдалось. Можно ли утверждать, что стороны спустили на тормоза мирное урегулирование конфликта, не видя его дальнейших перспектив?

— Думаю, описанная вами проблема, это индикатор того, что посредники более мотивированы в урегулировании конфликта, нежели сами участники.

— В Армении всерьез заговорили о признании сепаратистского Нагорного Карабаха. Об этом уже говорил и министр ИД Эдвард Налбандян и ряд других чиновников. А парламент будет рассматривать соответствующий законопроект в декабре этого года. Как вы думаете, Армения действительно пойдет на этот шаг, и чем он ей грозит?

— Известно, что де-факто Армения «НКР» признает, а значит, скорее все эти заявления – некие сигналы, жесты, нежели реальное политическое решение. Но даже признание «НКР» не изменит реального положения дел в регионе. Будет протест Азербайджана, после чего возможны какие-то санкции. Однако ту патовую ситуацию, что мы сегодня наблюдает в карабахском урегулировании, признание вряд ли бы изменило.

Гамид Гамидов

http://vesti.az/news.php?id=58029