Горис – 2010: сезон театра абсурда

Рамиз Мехтиев, Действительный член Национальной Академии Наук Азербайджана

16 октября 2010 года мы стали свидетелями очередного спектакля на сцене армянского театра абсурда. На этот раз он был поставлен не на сцене театра в Ереване, а в городе Горис, в котором главным действующим лицом был не какой-нибудь заурядный артист, а сам президент Армении Серж Саргсян – да, тот самый, один из главных организаторов Ходжалинского геноцида в феврале 1992 года и этнических чисток, осуществленных против азербайджанского населения Нагорного Карабаха и прилегающих к нему земель. Надев на этот раз тогу академика, он решил с театральной сцены удивить весь ученый мир «новыми» открытиями в исторической науке. Одним из «шедевров» его выступления перед журналистами армянской диаспоры была мысль о том, что некая большая научная группа «генетиков и лингвистов, в которой нет ни одного армянина, осуществила сложное и длительное исследование. По последним результатам, армянский язык имеет историю, по меньшей мере, восемь тысяч лет. Это означает, мы как нация существуем, как минимум, восемь тысяч лет». Надо признать, что со времен лысенковских гонений на генетику, мировая наука не обогащалась таким сенсационным открытием, как способность генетики установить возраст того или иного языка.

Как ни старался сей ученый муж, ему не удалось придать серьезности этой «новой» пьесе и скрыть грубость фарса. Однако, войдя в раж, Серж Саргсян, легитимность президентства которого ставится под сомнение даже самим армянским обществом, с подмостков горисского театра позволил себе и ряд резких заявлений, которые, скорее, отражают уровень его личной внутренней культуры и образованности, нежели образ политического лидера, которого заслуживает армянское общество. Армянский народ, который жил бок о бок с азербайджанским на протяжении веков и которому суждено и дальше с ним соседствовать, несомненно, достоин лучшего руководителя, который не стал бы допускать публичных выпадов на уровне провинциального обывателя и выставлять на посмещище не только самого себя, но и общество, которое он, к несчастью для порядочных граждан, представляет.

Пригласив в Армению журналистов из числа диаспоры, Серж Саргсян, вместо того, чтобы воспользоваться шансом и призвать их к объективному и беспристрастному освещению происходящих в регионе процессов, подошел к встрече сообразно узости своего мышления и дал собравшимся свой «президентский» наказ: извратить до неузнаваемости исторические факты, переписать на озвученный им лад историю, игнорировать научные источники, а вместо них опираться на предложенные им мифы и домыслы. В здоровой академической среде руководитель государства, обычно, не вмешивается в научно-исследовательский процесс, а создает ученым условия для изучения актуальных проблем с последующей публикацией и широким обсуждением результатов, полученных на основе профессионального, всестороннего, беспристрастного и, что немаловажно, критического анализа всего комплекса имеющейся в наличии базы источников без выделения из общей массы одних и игнорирования других. В Армении же, руководителям которой, похоже, не знаком принятый во всем мире научный подход и культура исследовательской работы, советуют съехавшимся в страну гостям, среди которых, возможно, присутствовали и истинные профессионалы своего дела, применить совершенно иные методы, которые в научной среде звучат смешно, а из уст главы государства – и вовсе позорно.

Посылая месседж, скорее, внешнему миру, нежели собравшейся аудитории, глава армянского государства без тени смущения сообщил присутствующим, что итоги исследования вообще-то уже готовы, и вся работа ученых теперь должна быть направлена не на поиск истины (она уже найдена!), а лишь на подтверждение заранее заготовленных им и его командой пропагандистских лозунгов, даже если против них и свидетельствуют многочисленные факты и документы. В стране, где нормой считается подчинение науки политическим целям (а то и вовсе мифам), становятся возможными заявления из уст главы государства, наподобие тех, которые прозвучали на днях в Горисе.

Семьдесят лет назад похожие «ценные» директивы об исключительности арийской расы давались немецким ученым и лидерами третьего рейха. К чему привели разговоры о превосходстве одной нации над другими, древности и чистокровности одних и пришлости и смешанности других, всем хорошо известно. Вызывает сожаление, что руководители сегодняшней Армении, ведущие свой народ примерно в том же катастрофическом направлении, не извлекли уроков из недавней истории.

В то время, когда продолжается переговорный процесс по мирному урегулированию армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта и все терпеливо ждут от виновницы конфликта — Армении принятия основанных на положениях Хельсинкского Акта 1975 года обновленных Mадридских принципов, в то время когда международные организации и парламенты ведущих стран одна за другой принимают резолюции, подтверждающие территориальную целостность Азербайджана, принадлежность Нагорного Карабаха Азербайджану, недопустимость самовольной интерпретации принципа самоопределения наций, необходимость освобождения Арменией оккупированных территорий и возвращения вынужденных переселенцев в свои дома, Серж Саргсян, в упор не замечая все эти документы и игнорируя позицию международного сообщества, советует своим гостям из диаспоры направить усилия на «становление, укрепление, развитие и международное признание второго армянского государства, Нагорно-Карабахской Республики». Вместо того, чтобы оглянуться вокруг, осознать свое международное одиночество и начать вытаскивать гвоздь из неправильной доски, президент Армении призывает журналистов, напротив, вбить этот гвоздь до конца, не понимая, что боль от исправления ошибки будет в будущем сильнее, чем сейчас. Чем дальше вгоняет Армения саму себя в тупик, тем дольше и труднее будет ей из него выбраться. И ответственность за это будут нести руководители государства.

О каком международном признании «второго армянского государства» (а затем и третьего, четвертого…) может идти речь и какими ложными надеждами кормят своих соотечественников руководители Армении, если международное сообщество посредством многочисленных резолюций уже однозначно дало понять, что этого никогда не произойдет! На что надеется армянское руководство? На чудо? Или, может, на рекордное упрямство, перед которым, как они надеются, не устоят ни Азербайджан, ни мировое сообщество? Не пора ли избавиться от этой иллюзии?

Если авантюристы 1980-х гг., выводившие своих несмышленных соотечественников на улицы и площади Еревана и Ханкенди, не могли тогда осознать обреченность и бесперспективность утопии «миацума», то не пора ли руководителям Армении осознать эту трагическую ошибку сегодня? Задумывались ли нынешние лидеры страны, равно как и простые армяне, каким был бы сегодня регион Южного Кавказа, если бы в те годы лжепатриоты из комитетов «Крунк» и «Карабах» не ввергли свой народ в эту бессмысленную авантюру? Нет сомнений, что это был бы образцовый регион с тесно интегрированной экономикой трех стран, в котором национальность человека не имела бы большого значения, и при этом каждый имел бы возможность сохранять свою идентичность, а народы – развивать свою культуру. А чего, в итоге, добились эти авантюристы? Кроме бессмысленной войны, тысяч погубленных жизней, миллионов беженцев, разрухи, обширных минных полей вместо обрабатываемых, военных расходов вместо социальных они не добились ничего – Нагорный Карабах так и не удалось присоединить к Армении и никогда не удастся. Ни 20 лет назад, ни сегодня, ни через 100 лет. Ни напрямую, ни через пресловутую «независимость». Так не пора ли, наконец, понять эту ошибку и дать журналистам из диаспоры более разумные советы?!

На встрече в Горисе журналистов призвали доводить до мирового сообщества «правдивую и объективную информацию об Арцахе», «активно представлять истину», «не приукрашивая действительности». Хороший совет, не поспоришь. Однако каждый раз, когда какой-нибудь зарубежный телеканал или печатное издание освещает без приукрашиваний действительность – разрушенную и сожженную армянскими мародерами Шушу, прилегающие к Нагорному Карабаху 7 районов, уничтоженные и оскверненные памятники культуры, опустошенные селения, видеокадры о зверствах, совершенныx бывшими коллегами Сержа Саргсяна в Ходжалы – в Армении и диаспоре немедленно поднимается шумиха, так как это не отвечает целям руководства Армении и диаспоры. У них под «действительностью» понимают только одну сторону медали. Говоря о «проблемах Арцаха» и «заботах сегодняшнего арцахца», под таковыми они видят только этнических армян, вычеркнув почти треть населения края из числа жителей Нагорного Карабаха. Какова же будет степень неловкости ситуации, если зарубежный журналист, вняв подобным советам, посетит временные поселки, в которых проживают азербайджанцы Нагорного Карабаха, чтобы без приукрашиваний осветить заботы сегодняшнего «арцахца»-азербайджанца, ожидающего возвращения в родной край. У лидеров Армении имеется свое понимание «объективной действительности», в которой, почти по-геббельсовски, нет места неармянам.

В Горисе Серж Саргсян обвинил Азербайджан в расходовании нефтедолларов на, как он выразился, «распространение лжи, фальсификаций и черной пропаганды», пообещав противопоставить этому «наш человеческий потенциал во всем мире». Возможно, под своим «человеческим материалом во всем мире», припасенном у него в запасе в качестве некоего «секретного оружия», он имел в виду разоблаченную недавно в США большую преступную группу выходцев из Армении, которые обкрадывали престарелых и неимущих, а наворованные деньги направляли на подкуп коррумпированных конгрессменов под видом взносов в их избирательную компанию. На украденные деньги рядовых налогоплательщиков и устами подкупленных сенаторов и членов палаты представителей армяне как раз и распространяли все эти годы несусветную ложь и черную пропаганду об Азербайджане и происходящих в регионе процессах. Как выясняется, нити этой криминальной сети ведут к высшим чинам Армении. А о судьбе нефтедолларов руководителям Армении беспокоиться не стоит – они расходуются на строительство школ, больниц, временных поселков для вынужденных переселенцев, изгнанных из многовековых насиженных мест как раз теми бывшими полевыми командирами, которые на этой войне сделали себе политическую карьеру, a сегодня уже дают «ценные директивы» журналистам из диаспоры.

Одной из таких просьб к журналистам было помочь правящему режиму Армении закрепить в дипломатической сфере «победу», одержанную на поле боя. За все эти годы в руководстве Армении так и не поняли, что совершив против соседнего государства агрессию, оккупировав его территорию, проведя этнические чистки, варварски демонтировав города и села, Армения в действительности не победила, а проиграла! Она проиграла мир, упустив столько возможностей. Чтобы понять это, достаточно сравнить сегодняшний Азербайджан с Арменией, оценив отрыв, который с годами будет еще больше. В дипломатической сфере Армения твердо движется в сторону полного поражения, за которым может последовать поражение и иного характера. Так не пора ли руководителям этой скатывающейся в пропасть страны сохранить лицо сейчас и поспешить, пока не поздно, с достоинством выйти из положения, избежав неминуемого исхода?

Армения сегодня полностью изолирована, транспортные пути и трубопроводы обходят ее стороной, у нее нет выхода к морю, большая часть ее границы закрыта, и замок будет продолжать и дальше висеть на двух из четырех ее границ. В какой еще другой стране 85% границы закрыты по ее собственной же вине? Второй такой страны в мире нет. Население Армении неуклонно сокращается. От безысходности и в стремлении поскорее эмигрировать, в стране все повально играют в американскую лоторею Green Card, даже высшие государственные чиновники, генералы органов безопасности. Глядишь, скоро и сам президент сбежит. Все крупные предприятия перестали принадлежать стране и были распроданы в счет погашения государственного долга. Армения неспособна даже самостоятельно охранять свои государственные границы, являющиеся в любой другой стране одним из символов государственности, элементом национальной гордости и престижа. Для охраны границ у нее нет достаточного количества военнослужащих. При этом она еще хочет расширить свои границы за счет Азербайджана. Для чего? Чтобы опять просить пограничников другой страны охранять их? Оккупировав чужую территорию и не сумев ее заселить, Армения с ее тяжелым демографическим положением скоро сама останется без населения. Объяснить ту легкость, с которой армяне покидают свою страну и перебираются в другие страны, несложно – они не ощущают связи с этой землей, привязанности к ней, так как на инстиктивном уровне чувствуют свою пришлость. Поэтому и легки на подъем. Кроме того, они хорошо понимают, что азербайджанский народ настроен решительно в вопросе освобождения своих земель, и пока он не восстановит свою целостность, у Армении не будет спокойного будущего, и военные действия всегда будут на повестке дня.

На фоне роста международного авторитета, экономической и военной мощи Азербайджана, Армения пытается спрятаться за спиной у военного блока, все члены которого, кроме Армении, являются дружественными Азербайджану странами и понимают захватническую сущность Армении. Информация о возможном приобретении Азербайджаном каких-то двух комплексов оборонительного характера вызвала в армянском руководстве невиданную панику. И это они называет «победой»? Победители себя так не ведут и не просят другие страны защитить их от проигравшего!

Возможно, «победой» для Сержа Саргсяна считалась операция, о которой в армянских верхах, по его собственному признанию, «предпочитают вслух не говорить»[1]. Тот же Саргсян, признавшийся несколько лет назад британскому журналисту в участии своих сослуживцев в расстреле ходжалинских беженцев, a сегодня – лицемерно негодующий об информационной «лжи» и «фальсификациях», поручил около года назад сформировать службу по противостоянию растущим усилиям Азербайджана в доведении истины до мировой общественности. В короткий срок новая структура выдала первый результат: был создан кощунственный миф, отрицающий признание самого Саргсяна об истреблении армянскими военнослужащими ходжалинцев: «До Ходжалы азербайджанцы думали, что с нами можно шутки шутить, они думали, что армяне не способны поднять руку на гражданское население. Мы сумели сломать этот стереотип».[2] A в Горисе тот же Саргсян поведал журналистам, что «на лжи и фальши далеко уйти невозможно». Таково понимание «истины» сегодняшними руководителями Армении.

Поражает своим цинизмом безответственное заявление Сержа Саргсяна «Азербайджан сам начал войну, сам же проиграл». Азербайджан, испытавший на себе агрессию со стороны Армении и никогда не предъявлявший к ней территориальных претензий (несмотря на предостаточные исторические основания), слышит сегодня из уст главы государства-агрессора, государства-оккупанта и государства-нарушителя международных конвенций кощунственное обвинение. Невольно вспоминается изречение Геббельса «Чем наглее ложь, тем быстрее она распространяется». Вспоминаются также «нападения» Польши на Германию, а Кувейта – на Ирак. У Азербайджана никогда не было намерений оккупировать пятую часть территории Армении, чтобы изгнать оттуда армян и создать там марионеточный режим. Не мешало бы автору подобного лицемерия задуматься над другим вопросом: если последствия поражения, как он утверждает, никогда не бывают приятными, то почему армянство на протяжении многих десятилетий рыдает о последствиях армянского мятежа в Османской Империи в годы первой мировой войны? Сами же предали свое государство, сами нанесли ему удар в спину, сами перешли на сторону противника, сами первыми начали истреблять мусульманское население на востоке страны, и сами же несут ответственность за последствия! Как будто последствия таких действий бывают приятными. О каком «геноциде» могут говорить армяне, если в то время даже не было этого слова? И при этом хотят еще быть «первыми жервами» его в XX веке, как будто не сами до этого вырезали все мусульманское население и не было истребления народов герреро и готтентотов в Намибии в 1904-07 гг.

Прошли те времена, когда можно было захватывать чужую землю и объявлять ее своей по факту захвата. Mир уже не тот, что был много веков назад. Поэтому, чтобы обосновать свои территориальные претензии к соседям, экспансионистские головы Армении решили сперва обратиться к историческому аргументу: «эти земли когда-то были наши, мы коренной народ, вы – пришлый, а значит, право имеем». Для этого была выдумана фальсифицированная версия истории, не имеющая ничего общего с фактами. Когда пришло осознание того, что в современном мире территориальные споры решаются не в рамках узкого средневекового мышления и не в исторической плоскости, а международно-правовой, в Армении решили подвести под свои территориальные претензии существующий в международном праве принцип самоопределения наций. Аргументная база армянской стороны и в том, и в другом случае была и остается слабой, так как в исторической части она основана на вымыслах, фальсификациях и ненаучных заключениях, а в правовой – на вольной интерпретации положений международного права, что недопустимо и непродуктивно. Поэтому армянские претензии не находят поддержки в мире.

По части истории, Армению можно смело назвать бессменным чемпионом мира по фальсификациям. В мире равных ей нет. В стремлении удревнить свою историю и всячески «привязать» свой народ к облюбованным территориям соседей, армянские авторы, порой сами того не ведая, делают почти анекдотичные выводы, которые немедленно подхватываются политическими лидерами и без тени смущения произносятся с высоких трибун в качестве общепризнанных в науке «аксиом». К примеру, Серж Саргсян с нескрываемым высокомерием позволил себе безосновательно обвинить азербайджанцев в претензиях на мировое первенство в принятии христианства. В азербайджанской историографии никогда не утверждалось, что кавказские албанцы первыми приняли христианство. Зато армянские историки создали и упорно пропагандируют миф об Армении как первой в мире стране, принявшей в 301 году христианство в качестве государственной религии, хотя науке давно известно, что еще в конце II столетия, т.е. более чем за век до армян, христианство стало официальной религией в арамееязычном Эдесском царстве (Осроенe). В 165 году царь Эдессы Абгар бар Ману (Абгар V или Ману VIII) принял христианство[3], в чем его убедил миссионер из Палестины Св.Фадей (Аддай), a его преемник на царском престоле Абгар VIII превратил христианство в государственную религию Осроены[4] (некоторые источники пишут, что это сделал Абгар IX[5], который заложил основы христианской поэзии). В 1905 году немецкий историк и теолог Адольф фон Харнак писал: «…не вызывает сомнений, что еще до 190 г. христиантво активно распространялось по всей Эдессе и ее прилегающим областям, и (вскоре после 201 г. или даже раньше) царский двор также принял церковь (т.е. христианство)»[6]. Ирфан Шахид пишет об Абгаре VIII как первом правителе передневосточного государства, принявшего христианство.[7]

Как же после всех этих фактов армяне стали «первой» христианской нацией в мире? Интересно, что армяне, чьи измышления опровергают исторические факты, пытаются принизить значение первопринятия Эдессой христианства, прибегая к откровенным искажениям: некоторые ереванские «историки» утверждают, что принятие Осроеной христианства в качестве государственной религии, как бы сказать, «не считается», так как в это время она якобы не была независимой и еще (или уже) не имела государственности. В подтверждение этим домыслам они издают карту, в которой Осроена указана в составе Армении. Однако они умалчивают, что Осроена была завоевана Тиграном Великим задолго до этого и на короткое время, а к моменту принятия христианства она уже давно была независимой. Помимо этих искажений, эти «историки» пытаются всячески умалить значение первопринятия Осроеной христианства тем, что оно было связано с апокрифической легендой о переписке Абгара V (Ману VIII) с Иисусом Христом. С кем бы ни «переписывался» эдесский царь и каковы бы ни были подлинные причины принятия лично им христианства, факт остается фактом – сколько бы ни пыжилась сегодня лживая пропаганда соседней страны, более чем за век до армян христианство стало официальной религией именно в Осроене.

Серж Саргсян высокопарно привел ссылку также на древнегреческого географа Страбона, который якобы отмечал автохтонность армян на Южном Кавказе. В действительности же у Страбона эти территории фигурируют как завоеванные армянскими царями у других государств и народов. Страбон еще в те времена заметил склонность армян к захвату чужих земель и в своей книге писал: «Армению, в прежние времена бывшую маленькой страной, увеличили войны Артаксия и Зариадрия. Они были первоначально полководцами Антиоха Великого, а впоследствии, после его поражения, стали царями (первый – царем Софены, Акисены, Одомантиды и некоторых других областей, а последний – царем страны вокруг Артаксаты); они расширили совместно свои владения, отрезав часть областей окружающих народностей, а именно: у мидян они отняли Каспиану, Фавнитиду и Басоропеду; у иберов – предгорье Париадра, Хорзену и Гогарену, которая находится на другой стороне реки Кира; у халибов и мосинеков – Каренитиду и Ксерксену, которая граничит с Малой Арменией или является ее частью; у катаонов – Акилисену и область вокруг Антитавра; наконец, у сирийцев – Таронитиду»[8]. Более того, Страбон особо отмечал, что на завоеванных землях армяне старались ассимилировать покоренные народности: «Поэтому все эти народности теперь говорят на одном языке»[9].

В команде президента Армении довольно забавно трактуют слова Страбона. По их логике, если армянские цари завоевывали территории других народов, то армяне на этих землях сразу становились «автохтонами».

Следует отметить, что как независимое государство Армения просуществовала сравнительно короткое время, и все последующие века вплоть до 1918 года она находилась либо в вассальной, либо в абсолютной зависимости от других держав – Персидской, Римской, Османской, Российской империй. За короткий период независимого Армянского Царства его правителями предпринимались неоднократные попытки территориального расширения. Научных доказательств распространения контроля Армении на территорию современного Азербайджана, кроме периода царя Тиграна Великого, нет. Только в годы правления Тиграна Армения достигла своего апогея и действительно временно покорила земли к северу от р. Араз. Страбона, родившегося в годы, когда еще был жив армянский царь Тигран Великий, можно назвать современником тех событий. Поэтому неудивительно, что в своей книге «География» он действительно отмечает, что Орхистена была (возможно, на тот момент) областью Армении. Как известно, история никогда не была статичной – владения расширялись и сокращались, появлялись и исчезали государства, менялись границы. При этом не следует забывать, что на территории разросшегося при Тигране Армянского Царства проживали много народов, а не только армяне. Важно другое – нигде у Страбона не говорится, что в Орхистенe, которая вполне могла переходить из рук в руки, жили армяне. Об этническом составе Арцаха и, тем более, об автохтонности или пришлости его населения, у Страбона нет ни слова! Зато имеeтся множество других источников и свидетельств других авторов, в которых говорится именно об албанском населении Арцаха. В том же 11-м разделе книги Страбон отмечает, что река Кир (Кура) протекала через (!) Албанию[10].

Еще одним абсурдным тезисом, характеризующим интеллектуальный уровень его авторов, является утверждение о том, что, дескать, Азербайджан и азербайджанцы как нация появились меньше века назад, и все, что было на этой территории до начала ХХ века, к ним отношения не имеет. Авторы подобных бредовых заявлений вряд ли задумались над элементарным вопросом: как директивно-чиновничий бюрократический этногенез соотносится с обычной человеческой биологией? Если нация может создаваться простым росчерком пера партийного вождя, решившего у себя в кабинете переименовать название многовекового народа, то означает ли, что у первых представителей «свежесозданного» народа не было ни отцов, ни дедов, ни прадедов, и все они были клонированы в пробирке? Сегодня в Азербайджане живет старшее поколение, родившееся в 30-годы, у многих представителей которого еще живы родители, появившиеся на свет до решения о переименовании азербайджанских тюрков в азербайджанцев. По логике армянских «интеллектуалов» выходит, что эти два поколения этнически относятся к разным нациям, так как старшие, видите ли, недостаточно молоды, чтобы считаться азербайджанцами, а их дети, родившиеся в 30-е гг., – недостаточно стары, чтобы заслужить духовную и культурно-историческую связь с тысячелетним наследием своих «биологических» предков? Получается, в день придания народу нового названия останавливается и становится «бесхозной» многовековая история одного народа и начинается история другого, да к тому же обрывается не только связь между двумя «приграничными» поколениями отцов и детей, но и связь между теперь уже «разными» нациями?

Пожалуй, нигде, кроме Армении, невозможно публичное озвучивание руководителями государства подобных абсурдных заявлений. Как бы «запели» эти «ученые», если, допустим, в 60-70-е годы было принято директивное решение о переименовании армян в «араратцев» по названию долины или же хотя бы в «севанцев» по новому названию озера Гёйча? Начался бы в таком случае отсчет новой нации? Лишились бы они тогда права проживать в своей республике и заслуживали бы немедленной депортации по той причине, что в средневековых манускриптах невозможно найти упоминания об «араратском» или «севанском» народе, a речь в них идет о каких-то непонятных армянах, прекративших существование в день выхода в свет партийного постановления?

Между тем, еще средневековые арабские авторы нередко называли территорию Кавказской Албании «Азербайджаном», «Верхним Азербайджаном». Аль-Куфи, говоря о пребывании правителя Азербайджана в Шеки, пишет, что халиф приказал аль-Джарраху «остановиться в Азербайджане», «достиг аль-Баба (Дербента) в области Азербайджана», «отправился в страну Азербайджан и расположился в Байлакане…», «отправился в страну Азербайджан и остановился в Барде»[11].

В 1864 году английский консул в Тебризе Кейт Аббот в меморандуме для Королевского географического общества писал: «Страна, известная персам как Азербайджан, разделена между ними [Персией] и Россией. Последняя владеет 5/8 [Азербайджана], территория которого составляет примерно 80.000 кв.миль или равна площади Великобритании; таким образом, 50.000 кв.миль принадлежит России и 30.000 кв.миль – Персии. Российская часть [Азербайджана] граничит с севера и северо-востока с горами Кавказа, простирающимися до окрестностей Баку на Каспии. На западе в него входят провинции Имеретия, Мингрелия, Гурия и Ахыска, принадлежащие теперь России; на востоке – Каспийское море, а на юге граница обозначена рекой Арасс (Аракс)… через Муганскую степь к округу Талыш и маленькой рекой Астура (Астара), которая течет через этот край в Каспийское море. В данную область входят следующие территории: Грузия или Гюрджюстан, состоящая из Кахетии, Картли, Сомехети, Казахa; магометанские области Эривань, Нахчыван, Карабах, Гянджа, Ширван, Шеки, Шамахы, Баку, Куба, Сальян и часть Талыша»[12]. Как видно из свидетельства английского дипломата, которого трудно обвинить во лжи и службе «азербайджанской пропаганде», к 60-м годам XIX вeкa население Иревана, Нахчывана и Карабаха даже после переселения сюда армян по-прежнему оставалось преимущественно магометанским (т.е. тюркским, если угодно Саргсяну – азербайджанским), и эти области считались относящимися к Азербайджану.

Увы, таков интеллектуальный уровень сегодняшних руководителей Армении, стремящихся произвести впечатление на гостей из диаспоры риторическим вопросом «как мог населенный пункт 200-300 лет назад иметь азербайджанское название? Хоть бы сказали турецкие или персидские!» Oказывается, мог! И 300 лет назад, и тысячу! Расчитывая на невежество своей аудитории и сам того не понимая, Серж Саргсян не пояснил, что в языковом смысле «азербайджанский» и «тюркский» – это одно и то же, особенно когда речь идет о регионе Южного Кавказа. Если это сложно понять, то пусть точно так же задумается, какое отношение хаи имеют к армянским топонимам.

Ведь в соответствии принятому в лингвистике правилу, по ста выборочным признакам хайский язык делится на 11 групп и 44 диалекта (см. Джаукян Г.Б. Общее и армянское языкознание. Ереван, 1978 г.). Специалисты-языковеды считают, что наличие у этого народа такого большого количества языковой ветви и диалекта дает основание утверждать, что хайский язык не является языком одного народа. Это подтверждается и найденными на территории Армении в древних могильниках черепами. По своим головным показателям они резко отличаются от головных показателей современных армян (см. Рогинский Я.Я., Левин М.Г., Антропология, М., 1963, стр. 390). Деление армян на 16 антропологических типов вызывает у исследователей недоумение. У одного народа не может быть столько антропологических различий. Выходит, можно смело ставить под сомнение связь между хаями и армянами? Задумавшись над этим, в команде армянского президента, возможно, и поймут, как мог населенный пункт 200-300 лет назад иметь именно азербайджанское название.

По ходу дела «армянским» стал топоним Арцах, и было выдумано «армянское поселение Вараракн». Ни в одном источнике нет упоминания ни о каком «вараракне». Разумеется, если его еще не успели состряпать в армянских лабораториях исторической фальсификации и привязать к месту, где располагается основанный карабахскими ханами Ханкенди. Этот «вараракн» – бесполезное изобретение армянской пропаганды, равно как и «древнеармянские» бердзор, карвачар, кашатаг и множество других вымышленных названий. Взять, к примеру, так называемый «Тигранакерт», которым решили самовольно, не опираясь на серьёзные научные факты, назвать место вокруг фундамента строения, обнаруженного в ходе незаконных археологических раскопок в оккупированном Агдамском районе Азербайджана. Почему именно «Тигранакерт», а не другое название, и почему именно в этом месте, а не в другом? Только ли потому, что эта земля пригляделась армянам, и в помощь аннексионистским планам лаборатории исторической фальсификации привычно состряпали фальшивые свидетельства и летописи, на которые они теперь сами же с умным видом ссылаются?

Сотни топонимов на территории бывшего азербайджанского (именно азербайджанского!) Ирeванского ханства были переименованы в советское время в армянские названия с целью уничтожения следов проживавших на этих землях азербайджанских тюрoк. Топонимы, которые в нашем языке имеют значение, а на армянском ничего не означают. Куда исчезли эти топонимы? Не приходится сомневаться, что при поиске ответа на этот вопрос те же армянские лаборатории исторической фальсификации изобретут сотни новых «вараракнов» для бывших азербайджанских топонимов Басаркечар (Варденис), Гаранлыг (Мартуни), Хамамлы (Спитак), Джалалоглу (Степанаван), Гаракился (Сисиан), Гаракился (Ванадзор), Кешишкенд (Ехегнадзор), Улуханлы или Зангибасар (Масис), Истибулаг или Карвансарай (Иджеван), Дэвэли (поселок Арарат), Гёзлю Кямярли (Мецамор), Уч-Муадзин (Эчмиадзин), Алагёз (Арагац), Гёйча (Севан), Арпачай (Ахурян) и сотен других. Во всех этих азербайджанских топонимах будут 8000 лет «бурлить источники». Появятся фальшивые «летописи», якобы содержащие сведения о новых «древнеармянских» названиях аж со времен Ноя. Эти же лаборатории уже успели придумать новые названия для оккупированных городов и сел, и через некоторое время руководители Армении с высоких трибун поведают миру о новых «вараракнax»! Уже и украинский город Львов хотят переименовать в Арьюц!

Что же касается так называемого «армянского» топонима Арцах, то к армянскому языку и ранней истории Армении он не имеет никакого отношения. Тезис, озвученный президентом Армении в Горисе, поражает степенью своей безграмотности: «армянское название этой местности – Арцах – засвидетельствовано в VIII веке до Рождества Христова, и засвидетельствовал его сын основателя Еревана Аргишти I – Сардури II». Во-первых, Аргишти I и Сардури II были урартскими царями, а не хайскими. Урарты и хаи были разными народами и говорили на языках, относившиxся к разным языковым семьям. Очевидно, Саргсян решил между делом замахнуться не только на албанское культурно-историческое наследие, но и, заодно, на урартское. Во-вторых, с чего это вдруг упомянутое название стало армянским? Урартский царь засвидетельствовал лишь название Арцах, но не засвидетельствовал его как «армянский» топоним! Он лишь отметил, что есть такая область, не более того. Выходит, если бы о существовании на Кавказе области под названием Арцах сообщили египетские фараоны или китайские императоры, то данный топоним немедленно стал бы египетским или китайским? Не стало же название Арцах античным только потому, что о нем упоминали византийские источники! Армянские псевдоученые и политики поражают методами фальсификации: сначала они превращают хурритоязычных урартов в индоевропейских хаев и присваивают себе их наследие, а затем делают Арцах «армянским» названием на том лишь основании, что о нем, видите ли, упоминал новоиспеченный «хай» Сардури II. Между тем, консенсус, установленный в мировой историографии, заключается в том, что никакого отношения сегодняшние армяне (хаи) не имеют ни к топониму Арцах, ни к урартской цивилизации, ни к городу, основанному Аргишти I! В источниках Арцах-Хачен, наряду с Сюником, Утиком, Пайтакараном, фигурирует как историческая область Кавказской Албании, на которую в какой-то короткий период исторического развития могло распространиться политическое влияние территориально расширившегося Армянского царства. Но ведь расширялись и сокращались, переживали расцвет и упадок много других империй, халифатов, царств. От этого все население контролируемых ими территорий не становилось, допустим, латинским, греческим, арабским, персидским, монгольским, османским, английским, французским и т.д. На завоеванных землях продолжали жить коренные народы. Об албанском населении правобережной Куры и, в частности, Арцаха, Пайтакарана, Утика, Сюника свидетельствовали даже сами армянские историки, такие как Раффи, Б.Ишханян, И.Орбели, Р.Суни, не говоря уже о десятках других авторитетных историков в мире.

Так, в самом начале конфликта в 1988 году армянский историк Рональд Суни из Мичиганского университета США отмечал о существовании в средние века на территории сегодняшнего Карабаха государства кавказских албанцев: «В средние века до переселения сюда из Средней Азии тюркских народов Закавказье было известно как Кавказская Албания. Кавказские албанцы не имели никакого отношения к балканским албанцам, это был христианский народ, близкий к армянам. После прихода в XI веке сельджуков албанцы в нагорной части – то есть от Карабаха вплоть до границы с исторической Арменией, остались христианами и в итоге слились с армянами. Албанцы же в восточной части – от низменности вплоть до Каспия – смешались с тюркским населением и стали мусульманами»[13].

Чуть позже, в самый разгар военных действий в своей книге «Взглядом в сторону Арарата» он писал: «С древнейших времён и в средние века Карабах был частью княжества кавказских албанцев. Эта самостоятельная этно-религиозная группа, уже не существующая в наши дни, была обращена в христинаство в IV веке и сблизилась с Армянской церковью. Со временем высший слой албанской элиты арменизировался. Когда в ХI веке сельджуки вторглись в Закавказье, начался процесс исламизации, результатом которого было обращение в мусульманскую веру населения низменной части Карабаха. Этот народ, являющийся прямым предком сегодняшних азербайджанцев, говорил на тюркском языке и принял ислам шиитского толка, распространённый в соседнем Иране. Нагорная же часть осталась преимущественно христианской, и со временем карабахские албанцы слились с армянами. Центр албанской церкви Ганзасар стал одним из епископств Армянской церкви. Отголоски же некогда независимой национальной церкви сохранились лишь в статусе местного архиепископа, именуемого Католикосом»[14].

Другой армянский автор Б.Ишханян писал, что «армяне, проживающие в Нагорном Карабахе, частью являются аборигенами, потомками древних албанцев, а частью беженцами из Турции и Ирана, для которых азербайджанская земля стала убежищем от преследований и гонений»[15].

Aрмянские ученые писали о Кавказский Албании как о «значительной наравне с Арменией и Грузией, из стран кавказского культурного мира» (И.А.Орбели), а об албанском искусстве и архитектуре – как об отдельной теме в истории культуры Кавказа (И.А.Орбели, С.Т.Еремян и другие). По мнению армянского историка Иосифa Орбели, возвышение и расцвет Хаченского княжества, входившего в состав Албании, приходится на XII-XIII вв.[16] Тот же Орбели писал о захвате и колонизации армянскими феодалами областей современного Нагорного Карабаха[17].

Армянский академик С.Т.Еремян писал: «Огромное количество христианских памятников, значительная часть которых относится к доарабскому периоду, сохранилась в арменизированной части древней Албании, на территории древнеалбанских областей Арцах и Утик, где в настоящее время в основном живет армянское население»[18].

Зачем этим армянским авторам нужно было честно писать об Арцахе как провинции Албании, если данный факт, как утверждают сегодня армянские руководители, является ложью, вымыслом и продуктом «азербайджанской пропаганды»? Если Арцах не имел к Албании отношения, а Гянджасарский монастырь был основан как чисто «армянский», то зачем нужно было князю Гасан Джалалу, построившему этот храм, оставлять надпись, в котором он был назван «престольным собором Албании», воздвигнутым для «моего албанского народа»? Разве их кто-то заставлял это делать или, может быть, они были завербованы «азербайджанской разведкой»? Сами же армянские историки признавали албанский характер Арцаха!

Примечательно, что до начала армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта армянские историки не особо оспаривали вхождение Арцаха в состав Кавказской Албании и факт албанского населения этой области. В самом начале конфликта ереванские горе-историки попытались сперва и вовсе отрицать существование в античную и ранне-средневековую эпоху государства Кавказская Албания и албанцев. Некоторые из них даже сравнили ее с мифической Атлантидой. Когда эти «историки» поняли, что поставили себя в академической среде в незавидное положение и превратились в объект насмешек со стороны ученых, они решили выйти из этой ситуации, впрочем, довольно оригинальным образом: признав неопровержимый факт существования Кавказской Албании, они слегка «подправили» ее границы, установив ее по реке Кура, то есть аккурат до того места, до которого простирались их территориальные аппетиты. Надо полагать, если бы армянские претензии распространялись вплоть до Абшерона (а наиболее умалишенные и сегодня не перестают говорить об «армянском Бакуракерте»), то Албании пришлось бы «переместиться» за Каспий. И в таком случае ереванским «историкам» пришлось бы срочно придумывать объяснение, почему Албания «ошибочно» называется Кавказской, а не Среднеазиатской. В стремлении подчинить науку мифам и поставить ее на службу внешнеполитическим целям, армянская историческая наука, порой, доходит до абсурда.

В отличие от хаев, албанцы были автохтонами в Арцахе и других провинциях Кавказской Албании. История застает албанские племена на обеих берегах Куры. А.Е.Крымский очень точно заметил: «Страбон (XI, 7, параг. I) знал про одноплеменность «части» правобережного населения с левобережным».[19] О том, что Кура протекает через Албанию, как отмечалось выше, свидетельствует прямое указание Страбона (XI, I, 5; XI, III, 2; XI, IV, 2; XI, VIII, 3)[20].

Албанское государство возникло приблизительно в IV-III вв. до н.э., и албанское население впервые упоминается в связи с событиями того времени. [21] С I в. н. э. Албанией правил парфянский род Аршакидов. Сообщая об этом периоде, как армянские, так и албанские источники свидетельствуют о том, что южная граница Албании проходила по реке Аракс[22], т.е. все междуречье Куры и Аракса входило в состав Албанского государства. Именно здесь были расположены исторические земли Карабаха – Орхистена (Арцах), Цавдея, Отена, частично Араксена.

Армянский автор Мовсес Хоренаци, сведения которого подтверждает и албанский историк Моисей Каланкатуйский, сообщает об учреждении парфянским царем Валаршаком (очевидно Вологезом I (51/52-79/80 гг. н.э.), сыном Вонона II) наместничества «в великом, славном, многолюдном северо-восточном крае, вдоль большой реки по названию Кур, что прорезает обширную равнину, (назначив) Арана[23], мужа именитого, первого во всех делах мудрости и разума». Чуть ниже выясняется, что этим великим и славным краем была Албания: «Узнай, однако, и о людях Сисака, – ибо это великое и именитое племя мы забыли упомянуть в Первой книге, – которые унаследовали Алванскую равнину, включая ее обращенную к горам сторону от реки Ерасх[24] до крепости, называемой Хнаракерт[25]. Страна же получила название Алвании из-за его кроткого нрава, ибо его называли «алу»[26]. И вот, один из его потомков, упомянутый именитый и доблестный Драя, и был назначен парфянином Валаршаком наместником-десятитысячником. Говорят, что племя утийцев и княжества гардманцев, цавдейцев и гаргарцев[27] происходят от его отпрысков».[28]

Важно подчеркнуть, что данное признание исходит от албанофоба Мовсеса Хоренаци, который отзывался о жителях Арана (междуречье Араза и Куры) как «погрязших в постоянной лживости алванских мужьях»[29]. Из числа названных албанских племен утии, цавдеи несомненно, а гаргары – почти несомненно, обитали в зоне Карабаха. Следовательно, все правобережье Куры от излучины реки Араз до Агстафы занято было албанскими племенами. Источники определенно свидетельствуют об албанском происхождении племен Карабахского региона и принадлежности этой территории Албанскому государству.

Мовсес Хоренаци свидетельствует также об албанском населении провинции Пайтакаран, куда царь Трдат в сопровождении некоего Санатрука отправил молодого миссионера Григориса, старшего сына Вртанеса, очевидно для обращения местных жителей (их Хоренаци называет «варварами») в христианство. «Но когда пришла весть о кончине Трдата, варвары, по проискам самого Санатрука и некоторых других погрязших в постоянной лживости алванских мужей, убили блаженного, растоптав его копытами лошадей на поле Ватнеан близ моря, называемого Каспийским… Санатрук же, возложив на себя корону, завладел городом Пайтакараном и замышлял захватить власть над всей Арменией при помощи чужих народов». Под «чужими народами», помогавшими Санатруку овладеть Пайтакараном, Мовсес Хоренаци, несомненно, имеет в виду непокорное местное население – «алванских мужей».[30]

Один из наиболее авторитетных западных специалистов Кавказской Албании, профессор Оксфордского университета Чарльз Доусет писал: «Католикосом Джоном и Товма Аркруни упомянуты три албанских князя среди пленников, взятых Бога Аль-Кабиром в 854 году: князь Хачена Атрнерсех, князь Шаки Сахл, сын Смбата, и Эсай Абу Муса, князь Ктиша в Арцахе»[31]. Год спустя, ученый написал следующее: «В Албании часть старинной области Арцаха Хачен сохранил свою независимость. Известно, что Мхитар составил свод законов частично по просьбе правителя – князя Вахтанга»[32]. Кавказовед В.Ф.Минорский писал, что территория сегодняшней Азербайджанской ССР примерно совпадает с древней Кавказской Албанией.[33]

После падения Албанского самостоятельного государства Карабах, будучи частью географического и политического понятия Азербайджан, входил в состав азербайджанского государства Саджидов; в Х в. – в состав государства Саларидов; в ХI-ХII вв. был частью государства Шеддадидов; в ХII-ХIII вв. Карабах составлял часть aзербайджанского государства Атабеков-Ильденизидов. Позже он входит в состав государств Гарагоюнлу, Аггоюнлу, а в ХVI-ХVII вв. Карабах, будучи в составе Карабахского беглярбегства, входит в состав тюркского государства Сефевидов. Во второй половине XVIII в. Карабах входит в состав Карабахского ханства, в составе которого и был присоединен в начале ХIХ в. к России.

Христианские памятники Азербайджана всегда были объектом фальсификаций со стороны армянского духовенства и связанной с ним науки. Армянская церковь, испокон веков ведущая борьбу с албанской церковью, планомерно добивалась ее подчинения, а затем и ликвидации. Частью этой политики было уничтожение албанских рукописей и эпиграфики. На христианских архитектурных памятниках Азербайджана нет армяноязычной эпиграфики вплоть до XI века (если только современные камнетесы не успели выдолбить новые «древние» армянские надписи на памятниках оккупированной территории). Более ранние албанские надписи были стерты после подчинения албанской церкви армянской по решению русского Синода в 1836 г. Наличие армяноязычной эпиграфики и исторических письменных источников после XI века говорит лишь о конфессиональной принадлежности их авторов, но не этнической.

В 1975-76 гг. при строительстве дороги Амасия – Газанчы, официальные власти Армении сровняли с землей старинное кладбище, которое азербайджанское население села Гёллу (Озёрное) Амассийского района считали христианским из-за надгробных крестов и высеченных надписей, которые не были похожи на армянские кресты и буквы армянского алфавита. Ученые-специалисты и заведующий отделом пропаганды и агитации Амассийского райкома компартии Армаис Арутунян, извлекая из могил человеческие останки, изучали их антропологические характеристики. Через некоторое время надгробные памятники полностью разрушили и сровняли с землей. На вопрос жителей, почему вы разрушаете могилы своих предков, А. Арутунян отвечал, что это, мол, не армянские могилы. Вот так уничтожились следы неармянского христианского населения Албании.

Памятники христианской архитектуры Азербайджана, в том числе и Карабаха говорят сами за себя, и их этническую и культурную принадлежность подтверждают труды албанских историков Моисея Каланкатуйского и Киракоса Гандзакского. Это памятники, построенные албанскими царями и князьями. Среди них – руины ранних христианских храмов, воздвигнутых царем Албании Вачаганом Благочестивым, который, по сведениям Моисея Каланкатуйского, построил столько церквей, «сколько дней в году». Много памятников архитектуры было построено князям Джаванширом. Они построены в XII-XIII веках в период расцвета албанских княжеств, среди которых особенно выделялoсь Хаченское. Представитель этой ветви Гасан Джалал сумел за короткий период объединить албанские княжества и получил титул царя Албании. Построенный им Гянджасарский храм стал центром албанского католикосата. Монастырский комплекс Худаванк был построен албанскими хаченскими князьями Гасаном Великим, его сыном Вахтангом и его женой Арзу Хатун – дочерью «великого князя князей Курда».

Монастырь святого Елисея носил имя просветителя Албании. Он существуют со времени правления албанского царя Вачагана Благочестивого, и именно здесь в одной из часовен находится его могила. Поминальный монастырь Хатираванк был построен как усыпальница еще одной албанской княжеской семьи. История этих и других монастырей и церквей Карабаха тесно связана с историей Кавказской Албании, начиная с глубокой древности и до 1836 года, когда был упразднен Гянджасарский католикосат. Их основатели – албанские правители и князья. Их названия красноречиво говорят об их этнической принадлежности. Армянский исследователь С.Лисицян вынужден был признать, что «судя по названиям современных монастырей Нагорного Карабаха, деятельность чисто армянских святых проявилась здесь слабо». Даже в ХХ веке после арменизации христианского населения Карабаха здесь не почитали чисто армянских святых. Естественно, что в более ранее века монастыри и церква, посвященные армянским святым в Карабахе, и вовсе отсутствовали. Албанские монастыри и церква посвящались общехристианским или местным албанским святым, что и отличает их от армянских.

Сегодня на оккупированных армянами землях осуществляется культурный террор. Сепаратистами разрушен историко-архитектурный заповедник – средневековый азербайджанский город Шуша. Здесь разрушены мечети, жилые дома XVIII-XIX веков, памятники гражданской и оборонительной архитектуры. В зоне оккупации остались выдающиеся памятники гражданской архитектуры – одиннадцатипролетный и пятнадцатипролетный мосты на Худаферинской переправе через реку Араз. Разрушены многочисленные мечети, в том числе и построенные выдающимся азербайджанским архитектором Кербалаи Сефи ханом Карабаги, мосты, бани, мемориальныe сооружения, мавзолеи Мелик Аждара ХII-ХIII вв., Мир Али ХIV в., Хачын Дорбатлы ХIV в., Шейха Бабаин ХIII в., Панах хана ХVII в. и другие. Объектами уничтожения стали также кладбища азербайджанцев. Все это – результат культурного террора и планомерного уничтожения следов азербайджанцев на оккупированных территориях.

Если по отношению к памятникам ислама проводится политика террора, то другая часть азербайджанского культурного наследия – памятники христианской архитектуры Кавказской Албании – подвергаются разрушению или же арменизации. Христианские храмы и монастырские комплексы, построенные албанскими князьями и связанные с историей Кавказской Албании, становятся «армянскими». Армянские исследователи проводят на этих памятниках так называемые «реставрационные» работы, направленные на их арменизацию. Это незаконные работы, так как они проводятся на оккупированной территории, на чужих памятниках и без участия ученых из Азербайджана. С них стираются следы принадлежности к албанской культуре. Под видом «реставрационных» работ ведется фальсификация и уничтожение характерных черт албанской карабахской архитектуры. К сожалению, к этим работам иногда привлекаются и зарубежные специалисты, участие которых, по мнению оккупантов, должно придать «научную достоверность» их измышлениям.

Армяне (хаи) до середины XV века на Южном Кавказе почти не жили. В 1441 году правитель тюркско-азербайджанского государства Гарагоюнлу Джаханшах перенес центр армянского католикосата из киликийского города Сис в располагавшийся недалеко от полностью тюрконаселенного Иревана монастырь Уч-Кился (или Уч-Муадзин), который в древности был албанским монастырем. Позднее армяне исказили название Уч-Муадзин и стали называть его «Эчмиадзин». В армянском языке это слово ничего не означает (разумеется, если не подогнать под него какое-нибудь армянское слово), в то время как на азербайджанском тюркском языке оно означает «три муадзина» (муадзин по арабски – «читающий азан»). В содержащихся в Матенадаране средневековых документах название храма упоминается именно как «Уч-Кился»[34]. С перенесением армянского католикосата в Уч-Кился сюда устремились армянские миссионеры, у которых появилась возможность для распространения своего влияния на Южном Кавказе. Вскоре сам монастырь превратился в религиозный центр армян. Вплоть до присоединения этих земель к России в первой половине XIX века, за пределами Уч-Кился армян в западном Закавказье было ничтожно мало.

До своего переселения на Южный Кавказ, где до них преобладало местное тюркское население, хаи жили вокруг озера Ван, куда они, впрочем, тоже прибыли из Балкан. Древнегреческий историк Геродот писал, что предки армян были переселенцами из Фригийской земли[35]. Данный факт признается и самими армянскими учеными. В частности, М.Г.Нерсисян, под редакцией которого вышла «История армянского народа», констатирует следующее: «В период известных переселений «народов моря» (XIII-XII вв. до н.э.) армены проникли в Малую Азию вместе с родственными им фрако-фригийскими племенами из Балкан»[36]. С этим согласен и А.Пастрмачян, считающий, что переселение армян как одного из фригийских племен индоевропейского происхождения с Балкан в Малую Азию является фактом, общепринятым в научном мире[37], правда, считает, что переселение это произошло на 6 веков позже – в VII-VI вв. до н.э., что признается большинством исследователей.

Видный русский востоковед И.М. Дьяконов писал, что «первоначальные носители предка армянского языка пришли на Армянское Нагорье в качестве подвижных скотоводов с подсобным земледелием, не знавших классового общества, а с природой Нагорья и с социальными условиями раннеклассового общества они знакомились у автохтонов, тогда еще не перешедших на армянский язык» (см. Дьяконов И.М. К предыстории армянского языка (о фактах, свидетельствах и логике). ИФЖ, 4, 1983, стр. 166).

Ничего общего с наукой и историческими фактами не имеет совершенно абсурдное заявление армянского президента о том, что население Карабаха на протяжении тысячелетий было якобы «однородным армянским», а «турко-мусульманские кочевые племена начали селиться здесь только во второй половине XVIII века, численность которых в начале прошлого века едва достигала 5% от общего числа населения». Для пущей убедительности Саргсян сослался на таинственные «турецкие официальные источники XVIII века». Разумеется, дополнительного уточнения о том, какие именно источники имеет в виду автор этой антинаучной ахинеи, не последовало, так как за стенами армянских лабораторий исторической фальсификации таких источников нет. Tурецкие архивы, в действительности, свидетельствуют о противоположном. В ноябре 2009 года Центральное управление государственным архивом при Кабинете министров Турции издало 660-страничную книгу «Карабах в османских документах», составленную на основе архивных материалов. Книга состоит из двух частей – «Политические, военные и дипломатические отношения» и «Переселение», где на основе архивных документов приводятся доказательства о переселении армян в Карабах. В османских архивах нет никакого упоминания об армянах Карабаха, а все документы говорят о процессе заселения армянами Карабаха в XVII-XIX вв. и изменения этнического составa населения.

«Открытие» Саргсянa, мягко говоря, не совсем соотносится с тем, о чем пишут сами армянские историки. К примеру, Джордж Бурнутян отмечает: «Ряд армянских историков, говоря о статистике после 1830-х гг., неверно оценивает количество армян в Восточной Армении в годы персидского владения, приводя цифру от 30 до 50 процентов от общего населения (Серж Саргсян оценил количество армян в 95% от общего населения!). В действительности же, согласно официальным статистическим данным, после российского завоевания армяне с трудом дотягивали до 20 процентов общего населения Восточной Армении, в то время как мусульмане составляли более 80 процентов. В любом случае, до российского покорения армяне здесь никогда не были в большинстве. Несмотря на то, что Камеральное Описание свидетельствует об армянском большинстве в нескольких махалах Восточной Армении, это изменение произошло уже после эмиграции более 35 тысяч мусульман из этого региона. Таким образом, нет никаких свидетельств армянского большинства ни в одном округе в годы персидской администрации. Пожалуй, единственным местом, где армяне составляли на местном уровне большинство, был Карбибасарский махал, в котором располaгался армянский духовный центр Уч-килиса (Эчмиадзин). С отъездом тысяч мусульман и прибытием сюда из Персии и Османской Империи 57 тысяч армянских иммигрантов к 1832 году христианское населениe значительно выросло и сравнялось с мусульманским. И всё же только после русско-турецких войн 1855-56 и 1877-78 гг., в результате которых в регион из Османской Империи прибыли ещё больше армян, a отсюда уехали ещё больше мусульман, армяне наконец достигли здесь большинства населения. И даже после этого вплоть до начала XX века город Иреван оставался преимущественно мусульманским»[38].

Приведя статистические данные, согласно которым с 1826 по 1832 г. количество мусульман в Иреванском и Нахчыванском ханствах сократилось почти на треть, а количество армян за счет переселенцев возросло в 3,5 раза, Бурнутян далее отмечает: «Как видно из статистики, до российского завоевания армяне составляли около 20 процентов общего населения Восточной Армении, а мусульмане – 80 процентов. После российской аннексии из Персии и Османской Империи сюда прибыли 57 тысяч армянских иммигрантов, и 35 тысяч мусульман покинули Восточную Армению. К 1832 году армяне составили половину общего населения».[39]

До заключения Туркменчайского договора армян в Карабахском ханстве, согласно российским статистическим данным, было еще меньше. «Согласно российской переписи, в 1823 году армяне составляли 9 процентов от общего населения Карабаха (остальные 91 процент были зарегистрированы как мусульмане), в 1832 году – 35 процентов, а в 1880 году достигли уже большинства – 53 процента», – отмечает шведский автор Сванте Корнелл.[40]

После заключения в 1828 году Туркменчайского договора началось массовое переселение армян из Персии и восточных областей Османской Империи в Иреван, Нахчыван и Карабах. Операцией руководил русский дипломат и поэт Александр Грибоедов, который в своей «Записке о переселении армян из Персии в наши области» писал: «Армяне большей частью поселены на землях помещичьих мусульманских. Летом это еще можно было допустить. Хозяева, мусульмане, большей частью находились на кочевьях и мало имели случаев сообщаться с иноверными пришельцами». При этом Грибоедов предупреждал о возможных в будущем конфликтах между армянскими пришельцами и местными мусульманами (как видно из статистики Камерального Описания, мусульманами были, в основном, тюрки, то есть азербайджанцы): «Также мы с ним (князем Аргутинским) немало рассуждали о внушениях, которые нужно сделать мусульманам, чтобы помирить их с нынешним их отягощением, которое не будет долговременно и искоренит из них опасение насчет того, что армяне завладеют навсегда землями, куда их на первый раз пустили»[41]!

Переселение армян в Карабах, Иреван и Нахчыван было детально описано русским писателeм и историкoм С.Н.Глинкoй в «Описании переселения армян аддербиджанских в пределы России, с кратким предварительным изложением исторических времен Армении», изданном в 1831 году в Москве. С 26 февраля по 11 июня 1828 года, то есть в течение трех с половиной месяцев, сюда из Персии было переселено 8249 армянских семейств, или, по меньшей мере, 40 тысяч армян[42]. В следующие несколько лет в эти три бывшие ханства из Османской Империи было переселено еще 90 тысяч армян[43].

В 1911 году еще один русский автор, Н.Шавров писал: «Из живущих в настоящее время в Закавказье 1 миллиона 300 тысяч армян свыше одного миллиона не является коренным населением, а переселено нами». «Армяне размещались, в основном, на благодатных землях Елизаветполя и Эриванской губернии, где их было ничтожно мало. Нагорная часть Елизаветпольской губернии (Нагорный Карабах) и берега озера Гейча были заселены этими армянами»[44].

Исторический факт переселения армян в Карабах, Иреван и Нахчыван нашел отражение даже в работах деятелей искусств, в частности в картине известного русского художника В.И.Машкова, написанной в 1828 году и ярко отразившей тему массового переселения армян из Персии на северный берег р. Араз.

Таким образом, говоря в Горисе о едва превышающем пять процентов тюрко-мусульманском «кочевом» населении и «однородном» «коренном» армянском населении Карабаха, Серж Саргсян поменял местами армян и тюрков и не по адресу использовал слово «кочевники». Статистические данные и описания современников тех событий, авторов которых вряд ли можно заподозрить в службе «азербайджанской пропаганде», свидетельствуют о подавляющем численном превосходстве тюркского населения над армянским до Туркменчайского договора и резком росте армянского населения в результате их переселения в Карабах и сегодняшнюю Армению (Иреванское ханство) после присоединения этих земель к России. Это подтверждают и сами армянские историки. Никто из них не пишет о переселении «тюркских кочевников» на «древнеармянские» земли и «однородном армянском» населении этих областей. Они подробно и с точностью фиксируют противоположные события.

Сегодняшние руководители Армении вряд ли найдут в Карабахе памятник, воздвигнутый к годовщине прибытия сюда «тюрко-мусульманских кочевников». Зато в 1978 году в селе Маргушеван Агдеринского района был открыт памятник к 150-летию переселения в Карабах совершенно иных пришельцев. Что стало с этим монументом после начала конфликта, и зачем землякам Саргсяна понадобилось в спешном порядке его разрушить, президент Армении расскажет своим журналистам из диаспоры в следующий раз. И заодно объяснит, почему в 1805 году Tрактат о вхождении Карабаха в состав России (Кюрекчайский договор)[45] был подписан не каким-нибудь армянским князем, а заключен между тюркским (азербайджанским) ханом Ибрагимом Халилом и представителем российского императора генералом Цициановым. Наверное, потому что хан Ибрагим Халил представлял «появившееся там недавно» «пятипроцентное кочевое население».

По данным российской статистики, примерно в это время (1810 г.) население Карабаха состояло из 9500 тюрков и 2500 армян[46]. Неудивительно, что в тексте Трактата нет, и не могло быть слова «Армения» или «армяне». Тем не менее, много лет спустя в Армении создадут миф о «добровольном вхождении армян Карабаха» в состав России.

Академик Ц.П.Агаян в своем труде, посвященном азербайджанскому просветителю А.А.Бакиханову, опубликовал карту северо-азербайджанских ханств XVIII века[47]. Однако армянский академик не включил в нее территорию одного из азербайджанских ханств, а именно Иреванского ханства. При этом в приведенном к карте примечании Агаян отметил, что эту карту он взял из книги П.И.Ковалевского «Завоевание Кавказа Россией»[48] в том виде, в каком она была. Агаян сказал неправду, поскольку в карте, опубликованной в работе Ковалевского, была представлена территория всех ханств, в том числе и Иреванского ханства. Таков наглядный пример изощренного армянского фальсификаторства!

21 марта 1828 года – в день празднования азербайджанскими тюрками праздника Новруз – император Николай I своим указом упразднил существовавшие на протяжении веков Иреванское и Нахчыванское ханства и образовал на этих территориях так называемую «Армянскую область» для переселенных сюда из Ирана и Турции армян[49]. Тем самым, был сделан первый шаг на пути создания для армянских переселенцев новой родины на азербайджанских землях Иреванского и Нахчыванского ханств.

Не мешало бы напомнить господину Сержу Саргсяну и его идейно-политическим соратникам, что 28-го мая 1918 года армяне объявили о создании независимого государства, не имея политического центра. 29 мая 1918 года только что провозглашенная Азербайджанская Демократическая Республика под давлением великих держав вынуждена была уступить армянам древний азербайджанский город Иреван с прилегающей к нему территорией с площадью примерно 9,5 тыс. кв. км. Кстати, сегодня территория Армении составляет более 29 тыс. кв. км. Спрашивается, за счет кого? Так вот, на этой подаренной армянам территории Северного Азербайджана, которая в прошлом принадлежала Иреванскому ханству, и было создано современное армянское государство.

Председатель Кабинета Министров АДР Фатали Хан Хойский предполагал, что на этом все территориальные притязания армян закончатся. Но он глубоко ошибался. Судьба его сложилась так, что после падения АДР ему не суждено было видеть того, как дальше развивается экспансионистская политика Армении, ибо 19 июня 1920 года в рамках операции партии Дашнакцутюн «Немезис» по уничтожению руководителей Османской империи и Азербайджанской Демократической Республики, он был убит в Тбилиси армянскими террористами-дашнакцаканами Арамом Ерканяном и Мисаком Киракосяном.

Все это – исторические факты, основанные на достоверных архивных материалах, свидетельствах современников и историков. Как нейтральных, так и армянских. Как можно их игнорировать или, что еще хуже, отвергать, называя их «азербайджанскими фальсификациями»? Может это «азербайджанцы», вместо А.Микояна, писали в 1919 году Ленину: «Дашнаки, агенты армянского правительства, добиваются присоединения Карабаха к Армении. Но это для населения Карабаха значило бы лишиться источника своей жизни в Баку и связаться с Эриванью, с которой никогда и ни в чём не были связаны. Армянское крестьянство на пятом съезде решило присоединиться к Азербайджану».[50] Не сами ли армяне (напр., А.М.Назаретян) голосовали на пленуме Кавбюро в июле 1921 года за то, чтобы Карабах остался в составе Азербайджана? Не сами ли лидеры карабахских армян (напр., Серо Мануцян) приветствовали это решение, отмечая: «Акт автономии в составе Азербайджана со стороны армянскиx крестьян встречен полным единодушием». Несмотря на публикацию архивных документов, в которых говорится о том, что Карабах остался в 1921 году в пределах Азербайджана, руководители сегодняшней Армении продолжают «пиарить» на весь мир созданный ими миф о «выделении» Сталиным Карабаха из состава Армении и «передаче» его Азербайджану, надеясь на то, что им удастся ввести в заблуждение мировое сообщество и вызвать к себе сочувствие. Между тем, Сталин и Чичерин были сторонниками передачи Карабаха Армении.

Автономная область в Нагорном Карабахе являлась искусственным образованием, границы которого были проведены путем произвольного объединения локально расположенных здесь азербайджанских селений с уже преобладающим к тому времени армянским населением. И здесь дело доходило до абсурда. Согласно постановлению Президиума ЦК АКП(б) от 16 сентября 1923 года, в Карабах выехала комиссия в составе И.Довлатова, М.Багирова и Э.Ханбудагова для обследования положения дел в регионе. Позже, по результатам обследования, М.Д.Багиров в докладной записке от 8 октября 1923 г. в ЦК АКП(б) писал: «В районе Ханкенди, Шуша и Абдалар находятся ряд мусульманских селений: Халфалы, Зарыслы, Мусульманлар и ряд других с числом населения до 8.000 душ. Гораздо легче управлять ими с Абдалар, чем с Ханкенди. Только потому, что среди этих мусульманских сел находится село Каладараси с числом населения около 1.150 душ-армян, весь этот район присоединили почему-то к Ханкенди, плюс к этому и Шушу с числом населения около 10.000 душ тоже мусульман. В Джеванширском уезде среди трех десятков мусульманских сел находится одно армянское селение, которое почему-то через голову этих мусульманских сел присоединили к Ханкенди»[51]. Как видно из отчетов комиссии, армянам, которые постоянно жаловались на «малоземелье», передавались даже территории мусульманских кладбищ.

В момент своего образования Автономная Область Нагорного Карабаха имела площадь в 4160,5 кв.км.[52] Только за два года (1923-1925) из земельного фонда Азербайджанской ССР в состав АОНК было передано 16 тысяч десятин земли[53]. Tерритория АОНК непрерывно расширялась, и, по данным на 1 января 1933 года, составила уже 4431,7 кв.км.[54]

За годы Советской власти самой Армении были переданы обширные земли, входившие в состав Азербайджанской ССР. Вскоре после установления Советской власти в Армении в декабре 1920 года, ей был передан Зангезур. Затем через два года к теперь уже «армянскому» Зангезуру были переданы дополнительные земли. В справке от 22 октября 1922 года, подготовленной Наркоматом земледелия Азербайджанской ССР, сообщалось: «Вся территория Азербайджанской ССР составляла 7.989.105 десятин . Из указанной общей площади: а) от Газахского уезда отошло к Армении 379.984 десятин б) от бывшего Зангезурского уезда отошло к Армении 405.000 десятин земли»[55].

В отчете управления землеустройства Наркомата земледелия за 1920-1923 гг. говорится: «Часть летних пастбищ до 150.000 десятин, находившихся ранее в границах Зангезурского, Джеванширского и Газахского уездов и состоявших в обладании Азербайджана, ныне с передачей Армении, вошли в зону, спорную между этими двумя республиками, ввиду чего исконные пользователи этими пастбищами – азербайджанские скотоводы при перекочевке на них испытывают крупные неудобства»[56].

18 февраля 1929 года Армении был передан последний кусок исторически азербайджанского Зангезура – его южная оконечность, выходящая к границе с Ираном. Постановлением Закавказского ЦИК от 18 февраля 1929 года ей были переданы территории низменного Карабаха – селения Нюведи, Ейнадзор и Тугут Джебраильского уезда Азербайджанской ССР[57], а также село Кяркиван Ордубадского уезда и часть земель села Килид[58], после чего на новых «армянских» землях с азербайджанским населением был искусственно создан несуществовавший доселе Мегринский уезд Армянской ССР. Так было завершено отделение Нахчывана от большей части Азербайджана и создание искусственного географического клина внутри тюркского мира. Тем же постановлением Армении были переданы другие села Нахчывана: Гурдгулаг, Горадиз, Хачик, Агбин, Агхач, Алмалы, Дагалмалы, Итгыран, Султанбей. Таким образом, к 1933 году территория Нахчыванской автономии сократилась от первоначальных 5988 кв.км.[59], определенных Карсским договором, до 5329,6 кв.км.[60]

В Армении не стесняются даже отрицать факты из новейшей, совершенно недавней истории, свидетелями которых является живущее сегодня поколение, искажать хронологию, менять местами причину и следствие. К примеру, армяне везде говорят о погромах в Сумгаите, Кировабаде и Баку, но предпочитают молчать о том, что они стоят за погромами и убийствами в Гафане, Мегри, Аскеране, Гукарке, в ходе которых пострадало намного больше жителей Армении азербайджанской национальности, чем армян – в азербайджанских городах. Несмотря на неопровержимые доказательства, показания свидетелей и пострадавших, нашедшие отражение в материалах союзной прокуратуры, в Армении предпочитают не упоминать (а иной раз и вовсе отрицают и называют «выдумкой») факт участия самих армян в убийствах своих соплеменников в Сумгаите и других городах. Был ли хотя бы один азербайджанец, принимавший участие в погромах против своих соплеменников в Гукарке и других районах Армении, наподобие сумгаитского убийцы Э.Григоряна? Нашелся ли хотя бы один житель Армении, укрывший у себя азербайджанца и спасший жизнь соседа? Воздвигнув обелиск в память погибших в результате авиакатастрофы шести югославских спасателей, в Армении даже не выразили (хотя бы ради элементарного приличия) устное соболезнование семьям 79 азербайджанских спасателей, спешивших на помощь в зону стихийного бедствия в 1988 году и погибших в результате непонятных и противоречивых команд армянских авиадиспетчеров, действия которых так и не были расследованы.

Попытки вывести бывшую НКАО из состава Азербайджана в последние годы существования союзного государства носили односторонний характер, противоречили ряду статей Конституции СССР и нарушали положения Закона СССР от 3 апреля 1990 года «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». Поэтому все эти усилия сепаратистов не имели юридической силы с момента их принятия. С прекращением существования СССР на его месте образовались 15 независимых государств, которые были признаны международным сообществом и приняты в ООН в прежних границах. Как отметил член Подкомиссии ООН по защите прав человека А.Эйде, «…в рамках ООН был достигнут широкий консенсус в отношении того, что границы союзных республик как в бывшем СССР, так и бывшей Югославии должны быть установлены не на основе этнического расселения, а на основе принципа uti possidetis juris, означающего, что новыми должны считаться границы, которые ранее существовали как границы союзных республик федерации»[61]. Докладчик ПАСЕ Д.Аткинсон в своём докладе oт 29 ноября 2004 года однозначно отметил, что «существенная часть территории Азербайджана все еще оккупирована со стороны армянских сил», и при этом особо подчеркнул, что «границы Азербайджана были признаны международным сообществом в тот момент, когда страна в 1991 году была признана независимым государством», «территория которого включала Нагорно-Карабахский регион»[62].

Политическая история армян дает достаточное основание говорить, что национальное сознание армян, усилиями его политиков и идеологов, пропитано тюркофобией, ненавистью ко всему азербайджанскому и тюркскому. Они даже не скрывают, что исходной базой этого ущербного мировоззрения армянства, поддерживающего существование самого армянского государства, является такие идейно-политические установки, как «геноцид 1915», «аннексия Карабаха и Джавахка» и иных территорий. И в целях реализации этих абсурдных идей, данное мировоззрение оправдывает самые изощренные преступления армянских террористов и сепаратистов.

В Армении надеются, что им удастся присоединить к себе Нагорный Карабах, бездарно сфальсифицировав историю и «доказав» международным организациям, что это якобы древнеармянская земля. Но даже если это и так, исторический процесс движется в поступательном направлении, а не вспять. В современном мире государственные границы не устанавливаются на основе мифов и античных летописей и не меняются по причине наличия на какой-то территории монастырей или проживания там национального меньшинства. В противном случае политическая карта мира выглядела бы сегодня иначе (к примеру, Армении пришлось бы вновь потерять независимость и вернуться в состав возродившейся Римской Империи, а самим армянам вернуться вo Фригию), ООН занималась бы сбором и изучением археологических данных и манускритов, нежели выработкой своего Устава, а Совет Безопасности превратился бы в место дебатов между историками. Руководителям Армении пора понять, что в современном мире территориальные вопросы решаются на основе международного права, а не в историческом контексте по принципу «кто где исконно жил и кто куда перекочевал», и поскорее избавить самих себя и свое общество от подобного провинциального мышления. Искажение истории и уничтожение памятников, даже если они и успешные, не помогут им в обосновании захвата территории других государств. Насильственное изменение границ всегда ведет к войнам. А политический лидер должен оберегать свой народ от войн, а не толкать его в ее пучину.

Право нации на самоопределение, которое Азербайджан поддерживает, не предполагает вседозволенность и право менять границы, как вздумается. Манера трактовки этого права, которую позволяют себе в Армении, недопустима. В противном случае в мире сегодня не было бы национальных меньшинств, так как все они, даже мало-мальские, воспользовались бы правом на самоопределение, объявили себя независимыми субъектами мирового сообщества и попросили бы о международном признании. Очевидно, опасения, основанные на подобном примитивном истолковывании данного принципа, заставили власти Армении осуществить планомерное изгнание азербайджанцев из исконных земель бывшего Иреванского Ханства, превратить свое государство в моноэтническое, а затем провести этнические чистки также в оккупированной части территории Азербайджана. Армении придется смириться с тем, что самоопределение национальных меньшинств, каковым является армянское население Нагорного Карабаха, возможно только в рамках международного права, принципы которых закреплены в многочисленных конвенциях и документах и с формулировками которых в Армении, не сомневаемся, хорошо знакомы. Правовой основой для урегулирования армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта является Хельсинкский Заключительный Акт 1975 года, в котором право на самоопределение очерчено рамками территориальной целостности государства.

Нагорный Карабах был и останется частью Азербайджана. В качестве такового он признан целым рядом авторитетных международных организаций, такими как ООН, ОБСЕ, Совет Европы, Европарламент, ОИК, НАТО, ГУАМ, парламентами и главами многих государств. Как часть Азербайджана он признан также сопредседателями Минской Группы ОБСЕ, использующими в своих заявлениях, наряду с армянским названием, также историческое название Ханкенди, проводящими встречи не только с фактическими лидерами армянской общины, но и с руководителями азербайджанской общины Нагорного Карабаха, и называющими свое посещение региона с территории Азербайджана «пересечением не границы, а линии соприкосновения войск». В резолюциях Совета Безопасности ООН Нагорный Карабах фигурирует как «Нагорно-Карабахский регион Азербайджанской Республики». Aналогичные формулировки можно встретить также в документах других международных организаций. Если в Армении так и не научились читать между строк и замечать все эти нюансы, то для того, чтобы понять, что мировое сообщество их не поддерживает, пусть хотя бы обратятся к документам, где об этом сказано открыто, без тонких намеков.

Только в речах армянских руководителей можно услышать название «нагорно-карабахская республика». Несмотря на полное одиночество, они продолжают питать себя и своих граждан иллюзиями, что мировое сообщесто поддерживает их «чаяния». Созданная на оккупированной территории марионеточная псевдореспублика никем не признана. Признание ее со стороны Армении, чем иногда грозятся руководители этой страны, не добавит этому незаконному образованию легитимности и еще больше усугубит положение самой Армении. Вместо осознания реальности, Серж Саргсян своей речью в Горисе поставил себя в незавидное положение и дал гостям не те советы. Не сложно понять, что тяжесть последствий этих ошибок почувствуют на себе будущие поколения в Армении.

источник — http://novosti.az/analytics/20101029/43567861.html